Как организовать сотрудничество с западной компанией? Как получить финансирование для выполнения научных исследований в условиях Русского мира? Советы химикам и биологам

В одной из своих предыдущих публикаций я обосновал мнение, что национальных производителей лекарств не интересуют разработки украинских ученых-химиков потенциальных лекарственных средств, поскольку их внедрение в клиническую практику сейчас экономически не целесообразно. Кроме того, пообещал коллегам-ученым поделиться своим эмпирическим опытом сотрудничества с западными компаниями. Надеюсь, что эта публикация вызовет цепную реакцию и, возможно, еще кто-то из украинских ученых на страницах лабораторного портала Labprice.ua поделится своим умением искать деньги для финансирования научных исследований.

С 2002 по 2005 год я был руководителем трех научных контрактов по разработке флуоресцентных зондов для определения нуклеиновых кислот и белков, выполненных по заказу швейцарской фирмы Олдрич-Сигма (Research & Development Department of Sigma-Aldrich Chemie GmbH (Buchs, Switzerland)). На основе этого опыта и других удачных и неудачных контрактов подготовлена ​​эта публикация.

Для начала Вы должны выяснить для себя, Вы действительно имеете разработку, которой потенциально заинтересуется коммерческая (!) фирма? Вы должны понимать, что разработка может быть и незавершенной, поскольку в конце концов вы будете просить деньги для окончания работы над ней. Я попробую описать свойства так называемой лидерного соединения, которое можно предложить своему будущему коммерческому партнеру. Следующий абзац рекомендую читать только химикам-органикам, все остальные могут пропустить.

Что такое соединение-лидер? Следует отметить, что прежде всего это соединение должно иметь «интересную» для фирмы биологическую активность. Даже если эта активность незначительна и неселективна, она должна быть, в конце концов эти параметры можно улучшить на стадии оптимизации лидерного соединения. Во-вторых, это соединение должно иметь такую ​​химическую структуру и такие химические группы, чтобы Вы имели возможность синтезировать из него много химических производных с целью химической оптимизации. В-третьих, лидерное соединение не должно иметь так называемых токсофорних групп или групп, которые могут давать токсичные вещества при метаболизме этого соединения в организме человека.

В-четвертых, это соединение должно иметь определенную молекулярную массу (менее 350 Да) и липофильность (менее 3). Липофильность определяется как logP (Р – коэффициент распределения в системе н-октанол /вода). Нужно иметь в виду, что при оптимизации лидерного соединения его молекулярная масса и липофильность растут. И в конце концов кандидат в лекарства должен соответствовать требованиям известных правил Липински к лекарствам, которые применяются орально. Напомню их: лекарства должны иметь молекулярную массу не более 500 Да, липофильность logP & temp_lt, 5, количество доноров водородной связи должна быть не более пяти и не более 10 атомов азота и кислорода (грубая оценка акцепторов водородной связи).

Если лидерное соединение не удовлетворяет этим требованиям, то его биодоступность будет плохая. Биодоступность лекарственных веществ – это скорость и степень всасывания препарата из места его введения (через рот, дыхательные пути, в вену) в системный кровоток организма человека. При внутривенном введении лекарственных веществ их биодоступность составляет 100%.

Итак, если Ваше соединение в целом соответствует указанным требованиям, то перед тем, как начать поиск коммерческих партнеров для его внедрения/продажи, нужно учесть и некоторые политические моменты. В любом случае данные о Вашем активном соединение не должны быть опубликованы и, что немаловажно, не запатентованы в Украине. Украинский патент – это самая большая ошибка украинских ученых, которые не понимают различий патентования в США и Украине. Как говорят в Одессе, это две большие разницы. Почему этого нельзя делать, расскажу при случае в одной из следующих публикаций на Labprice.ua.

По собственному опыту упоминается, как после сложных и длительных переговоров с фирмой «Euroscreen» мы вышли на подписание контракта, но неожиданно руководство фирмы по непонятным для нас причинам прекратило процесс переговоров. Как выяснилось позже, наша сотрудница Галина Д. для своей будущей кандидатской диссертации тайно запатентовала в Укрпатенте только одно соединение с активного ряда.

Советую также не исповедовать партизанской тактики и не пытаться вести переговоры с западными компаниями единолично, поскольку из всех соображений это не целесообразно. Во-первых, западному партнеру будет сложно купить Ваше изобретение за копейки, поскольку за Вами будет стоять юридическая организация, Ваш академический институт или украинская фирма. В подавляющем большинстве западные менеджеры считают, что в украинских научных институтах и ​​компаниях также есть специалисты трансфера технологий. И думаю, что не стоит их убеждать в обратном. Во-вторых, Вы ограждает себя от будущих конфликтов с руководством учреждения, на территории которой Вы синтезировали биологически активные соединения.

Также Вам следует позаботиться, чтобы у Вас были публикации в западных журналах с высоким индексом цитирования. Нужно понимать, что особой разницы между публикациями украинской в украинских журналах и на русском в российских нет. Ни одни, ни другие статьи не ценятся в западном научном мире. Это языки и журналы для внутреннего пользования. Из тактических соображений рекомендую отдавать предпочтение публикациям украинской в ​​Украине.

Переговоры нужно начинать с подписания так называемого Договора о конфиденциальности (Сonfidentially Agreement, пример вы найдете здесь), который обязывает западного партнера и Вас не разглашать сути этих переговоров. По собственному опыту не рекомендую вести переговоры с бывшими советскими, российскими или украинскими гражданами, которые эмигрировали на Запад. В подавляющем большинстве эти «инвесторы» никогда не придерживаются своих обещаний и пытаются приобрести Ваше изобретение за копейки. И как тут не вспомнить известного в химических кругах проходимца Александра Кутырина – владельца австрийской фирмочки «Аврора».

Когда Вы поняли, что намерения Вашего партнера серьезные и он готов профинансировать завершение разработки, то нужно подписывать контракт о проведении совместных научных исследований. Как это почувствовать? Достаточно просто, Ваш потенциальный партнер заинтересован в сотрудничестве, быстро отвечает на Ваши письма, оперативно готовит необходимую информацию. В основном западные менеджеры подписывают серьезные контракты только после очного общения, хотя бывают и исключения.

Итак, Вам присылают контракт на подпись. Что-то изменить в контракте очень сложно, практически невозможно. Об основных положениях этого документа Вы должны договориться еще на стадии переговоров, согласовав величину финансового вознаграждения, роялти, а также то, что Вы будете соавтором будущего патента. Последнее – самое легкое, поскольку оно ни к чему особенного не обязывает Вашего западного партнера. Роялти, ежегодные выплаты за пользование Вашим изобретением требуйте на уровне 4% (плюс-минус процент). Если западная фирма мелкая и Ваша разработка не требует значительного дополнительного финансирования для производства (не лекарственное средство), то объем роялти может вырасти и до 15%. А вот величина вознаграждения является предметом Ваших переговоров.

Кроме того, Вам нужно навязать Вашему партнеру схему работу, которая минимизировала бы Ваши риски. Понятно, что в начале переговоров Вы посылаете партнеру только общее описание Вашего изобретения, не раскрывая сути разработки. Согласно подписанному контракту, фирма должна заплатить Вам аванс (предмет переговоров), и только после этого Вы отправляете ей описание изобретения. Через некоторое время компания должна подтвердить, что Ваша разработка ее действительно заинтересовала, и оплатить основную сумму за нее. Если есть необходимость, фирма дополнительно финансирует исследования для завершения разработки. Затем Вы ждете год, возможно и больше, пока Ваш западный партнер подготовит заявку на патент и внесет последнюю небольшую сумму за факт патентования. Если Вы, не дай Бог, встретили «Кутырина», у Вас остается единственное оружие для борьбы с ним – угрожайте ему опубликовать материал. Вам терять нечего, получите дополнительную публикацию для летнего академического отчета, а «Кутырин» не будет в состоянии запатентовать и продать Вашу разработку.

Понятно, что пройти каждый контракт от начала до конца сложно, нужно, кроме собственно разработки, иметь еще и способности менеджера. Но это пока один из немногих способов получения финансирования для Вас лично и Ваших сотрудников. Вся эта процедура при надлежащей финансовой поддержки максимально упрощается согласно практике, существующей во всем цивилизованном мире. Поскольку Ваша разработка, как правило, сегодня в Украине никому не нужна, то Вы должны запатентовать ее (точнее даже не патент, а заявка) в США и уже в виде патента продать заинтересованной коммерческой фирме. Хочу Вас заверить, что финансовую прибыль от цивилизованной западной процедуры намного превышает хитроумный «Украинский подход».

Сергей Ярмолюк,
доктор химических наук, профессор,
заведующий отделом комбинаторной химии
Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины