Менять или сохранять? Взгляд на реформу украинской химической терминологии

В химической среде Украины уже длительное время идет дискуссия по проблемам украинской химической терминологии. Публикации на эту тему встречались и на страницах Ukrainica Bioorganica Acta [1, 2]. Составление терминологии, ее стандартизация и приближения к международным стандартам были и являются абсолютно необходимыми. Усилия авторов реформы по совершенствованию химической терминологии вызывают глубокое уважение.

Впрочем, очень часто предлагаемые изменения заключаются в замене некоторых украинских терминов латинизированными (а фактически англизированными) аналогами. Часто такие изменения вполне естественны. Так, введение терминов «эфиры» и «эстеры» вместо «простых» и «сложных эфиров» является возвращением к классическим терминам, относящимся еще в 1930-х годам.

Однако вызывают вопросы нововведения, касающиеся многих других тривиальных названий. Так, изменены устоявшиеся украинские названия двух десятков химических элементов. Какова глубинная цель этих изменений?

Была ли принципиальная необходимость вводить термин «никол» вместо «никель», «висмут» вместо «висмут»? Таблицы названий элементов, в «обновленной» номенклатуре уже не совпадают с названиями простых веществ, приведены в работе В.М. Томашик [1]. Из нее видно, что в других славянских языках таких изменений не произошло. На наш взгляд, В.М. Томашик справедливо призывает вернуть исторические названия элементов, используя серьезную аргументацию.

Оговорка и к названиям кислот, которые в новой системе почему то выводятся из названий их солей. Например, «сульфатнaя» или «гидрохлориднaя» кислота. Есть такие изменения приближением к англо-американской терминологии? Только на первый взгляд, ведь там фигурируют sulfuric acid (а вовсе не sulfate acid), hydrochloric acid (а не chloride acid), nitric acid (а не nitrate acid) и другие.

В каждом языке, в том числе и украинском, есть множество терминов, взятых из латыни или английского, и трансформированных в соответствии с фонетики конкретного языка. Скажем, гетероциклизация, масс-спектрометрия, фотодинамическая терапия, олигонуклеотид и тому подобное. К сожалению, авторы реформы не обратили достаточного внимания на то, что лингвистический мир не исчерпывается английским языком.

Другие же развитые страны совсем не собираются исключать собственную научную терминологию. Во всех крупных европейских языках сохранено термины, которыми пользовалось не одно поколение. В немецкой химической литературе и сегодня, как во времена Байера и Фишера, встретим Schwefelsäure и Salzsäure (серная и соляная кислоты), Natronlauge (NaOH) и Queckzilber (Hg). Французы не отказываются от своих Azote (N), Cuivre (Cu), Etain (Sn) или Soufre (S).

Более того, не раз приходилось видеть во французских лабораториях плакаты, где указывается, какие французские термины рекомендуется употреблять вместо английских аналогов. В русском языке, насколько нам известно, реформ терминологии не происходило. Западные соседи-славяне тоже не спешат менять то, что прижилось несколько поколений назад. Поэтому в польской литературе и дальше присутствуют традиционные kwasek octowy (уксусная кислота) и dwutlenek węglu (CO2), siarka (сера) и wodór (водород).

Подобная картина наблюдается в языках всех народов, уважающих себя. Безусловно, в каждый язык постоянно проникают научные термины из других языков, но это прежде всего новые термины, обозначающие недавно открытые явления, процессы или понятия. Однако, кажется, нигде не было попыток сознательно лишиться части своей классической системы терминов. В отличие от Франции, у нас дают рекомендации, как устоявшиеся украинские термины заменить иноязычными. Странная ситуация! Не хотите пересмотреть такой подход?

Конечно, для свободного ориентирования в своей области каждый специалист обязан знать английский язык, на котором, по данным ЮНЕСКО, сейчас в мире генерируется около 80% научно-технической информации (сто лет назад подобную роль выполнял немецкий язык). Однако нельзя исключать давно существующую и хорошо сформированную систему терминов и понятий, которые прекрасно работали?

Конечно, язык является гибким и изменчивым, однако можно довести идею до абсурда, повсеместно заменив автомобиль – каром, поезд – трейном, молоко – мылком, серу – сульфуром и тому подобное. На самом деле такие изменения мало улучшают понимание англоязычной научной литературы, как и процесс интеграции в мировое научное пространство, поскольку эти вещи определяются другими факторами. Наша «обновленная» терминология вряд ли стала более «европейской» – хотя бы потому, что единой европейской терминологии не существует, как не существует в Европе единого языка. Однако она стала менее украинской.

Побочным результатом реформы стало возникновение непонимания между поколениями химиков. Полистаем современные школьные учебники по химии. Не на каждой странице встретим выражения типа «Молекула азота состоит из двух атомов ныторгена».

Это сделано якобы для того, чтобы различить элемент и простое вещество. На самом деле цель не достигнута, наоборот – внесены дополнительные осложнения. Ведь тот, кто имеет некоторое представление о химии и физике, не перепутает эти понятия.

Школьники же, которые начинают изучать химию, не понимают, почему здесь используются два разных названия. Почему тогда, скажем, «молекула хлора состоит из двух атомов хлора»? А вот еще одна замечательная фраза: «Углеводы называются так потому, что состоят из карбона и воды».

А почему тогда не «карбоводы» (если уже не «карбогидраты»)? Ведь ученикам уже объяснили, что существует «карбон» и им неизвестен «углерод». Когда я объясняю дочери-школьнице, что «в концентрированной серной кислоте железо пассивируется и водород при этом не выделяется», то вынужден в ответ на ее удивленный взгляд исправляться: «В концентрированной серной кислоте ферум пассивируется и водород не выделяется». Таких примеров множество.

На наш взгляд, реформа терминологии часто проводилась не как расширение существующей базы (что было бы вполне естественно), а как своеобразная попытка разработки новой системы с нуля. Массовый перенос иноязычных терминов имеет смысл в случае создания нового искусственного языка типа эсперанто или идо. Простите, но в Украине же существует более чем столетняя традиция научной химической терминологии! На практике мы получили частичную замену давно разработанной системы латино-английски калькой. Иногда это напоминает имплантацию протеза вместо вполне здорового органа.

Попутно заметим, что люди, которые любят убеждать нас в неразвитости украинской научной терминологии, слишком часто имеют ограниченный словарный запас или плохо чувствуют язык. Если вы знаете английский на уровне «My name is Vasya», тоже будете свято уверены, что в ней нет научно-технических терминов (и вообще слов очень мало).

На самом деле украинская химическая (математическая, биологическая, компьютерная и др.) терминология развита совсем неплохо, на уровне испанского, польского или русского. Тот факт, что некоторые термины не устоявшиеся и допускается применение вариантов, говорит лишь о том, что язык живет и естественно развивается как здоровый организм. Кроме того, это касается в основном понятий, которые возникают на переднем фронте развития науки и технологии и, соответственно, является совершенно новыми.

Внедрение новейших научных терминов (а они сейчас на 99% англоязычного происхождения) является проблемой и в немецком, русском и французском языках. Принципы адаптации иностранных химических терминов в украинском языке достаточно подробно рассмотрены в работе [2].

На первый взгляд, возвращение классических названий элементов и некоторых других химических терминов снова приблизит украинскую терминологию к российской. На самом деле оно приблизит ее прежде всего к украинскому языку, а также другим славянским языкам. В.М. Томашик замечает, что «не таким уж сильным было влияние русского языка на образование украинских названий химических элементов» [1].

Это справедливо хотя бы потому, что в России не было открыто никаких химических элементов, кроме нескольких трансурановых, синтезированных уже в период позднего СССР. Очевидно, что основная масса заимствованных терминов, принятых в украинском химической науке, пришла к нам вовсе не с русского, а с других языков, из стран, где были созданы соответствующие понятия. И у кого взаимное влияние исторически было большим? Не забывайте, что к началу 18 в. в Московском государстве не существовало академий или университетов, а основателями российской науки не в последнюю очередь были профессора Киево-Могилянской академии (Ф. Прокопович, Е. Славинецкий. С. Яворский, С. Полоцкий и многие другие) и ее выпускники (М. Ломоносов , Д. Самойлович, П. Згурский).

Следовательно, наряду с полезными изменениями в терминологию проникли некоторые, по нашему мнению, негативные моменты, в частности не всегда целесообразно замещения уже существующих терминов. Реформа, несмотря на самые лучшие намерения, по сути, попыталась вытеснить большой массив словарного запаса.

Украинский язык невероятно богат, однако не следует искусственно обеднять ее! Думаю, нашему химическому сообществу следует вернуться к вопросу терминологии, определить не совсем удачные элементы «новой» системы и провести определенные ее ревизие, то есть восстановление тех классических украинских терминов, которые давно и естественно вошли в практику. Пока существует возможность относительно безболезненно провести процесс частичного «дереформування», поскольку новая терминология еще не успела прижиться – в том числе и через некоторую ее искусственность.

Перечень литературы
1. Томашик В.М. К вопросу об украинских названия некоторых химических элементов // Ukr. Bioorg. Acta. – 2006. – Т. 4, № 2. – С. 64-65.
2. Опейда И., Швайка А. Некоторые проблемы современного развития украинской химической терминологии // Ukr. Bioorg. Acta. – 2007. – Т. 5, № 2. – С. 62-69.

Игорь Дубей,
Институт молекулярной биологии и генетики НАН Украины, Киев