Нужна ли Украине наука?

Николай Петрович Маломуж, доктор физико-математических наук, профессор физического факультета Одесского национального университета, автор более 120 работ в ведущих американских и европейских журналах. mnp@normaplus.com

Если судить по финансированию науки и зарплат ученых, то Украина наука не нужна!

Теперь попробуем разобраться в этом вопросе более подробно, задавая себе вопросы и отвечая на них.

1. Нужна ли вообще человечеству наука?
Исчерпывающим ответом на этот вопрос может служить лишь один пример. Около 175 лет назад молодой, никому тогда еще неизвестный ученый Майкл Фарадей открыл явление электромагнитной индукции. На это открытие сначала никто не обратил никакого внимания. Для продолжения исследований М. Фарадей попросил у одного из меценатов небольшую сумму денег: около десяти фунтов стерлингов (ф.с.). Тот, очень колеблясь, спросил: «Вы могли бы мне сказать, что может обещать Англии и человечеству ваше открытие?». На это Фарадей, подведя мецената к коляске с новорожденным ребенком, ответил так: «Вы можете сказать, кем станет малыш через 20-30 лет: ученым или преступником?» Меценат задумался и достал из кармана 10 ф.с.

Уже через 50 лет почти вся Англия была электрифицирована.

2. Нужна ли Украине наука, прежде всего фундаментальная?
Почему этот вопрос ставим в отношении Украины? Во-первых, потому что Украина – относительно небольшое государство, которое не может кардинально влиять на развитие мировой науки, во-вторых, Украина – преимущественно аграрная страна и в ближайшие годы будет оставаться именно такой.

Если исходить из этой точки зрения, то Украине нужна только прикладная наука, которая будет привлекаться для решения отдельных задач. Например, приспособления немецких технологий в суровых климатических условий на большей части Украины.

А в чем, собственно, разница между прикладной и фундаментальной науками? Исследование энергетики ядерных реакций, в частности взаимосвязи между дефектом массы и энергии, высвобождаемой, является примером фундаментального исследования. А вот применение полученных законов для нужд атомной энергетики – преимущественно прикладная задача. То же самое можно сказать и об экономической науке. Открытие законов экономического развития является задачей фундаментальной науки, а их применение к проблемам Украины – прикладной.

Должно ли государство учитывать специфику фундаментальных и прикладных исследований? Чтобы ответить на этот вопрос, спросим себя: «предусматривал ли Эйнштейн – великий исследователь фундаментальных законов природы – будущие применения открытых им законов?». Как видно из его работ, нет!

А насколько часто в одном лице могут сочетаться способности к фундаментальным и прикладным исследованиям? Наглядно, пожалуй, можно ответить так: не чаще, чем в одном музыканте сочетаются способности композитора и исполнителя.

Может ли развиваться украинское общество без серьезной фундаментальной науки? Может! Но как? Шарахаясь из одной крайности в другую. Например, в СССР культивировалось учения Лысенко. Идеи Лысенко просты и понятны простому народу и вождям пролетариата. Они подтверждаются простыми примерами. Генетика не только не финансируется, но запрещается на государственном уровне. За нарушение запретов ведущие ученые отправляются по этапам. В СССР это продолжалось несколько десятков лет. Советская медицина и сельское хозяйство безнадежно отстают в своем развитии от западных аналогов. В конце концов, страдает уровень жизни людей.

Подобная ситуация сейчас имеет место в Украине. Через неразвитость украинской экономической науки не было принято никаких мер по предупреждению разрушительных последствий мирового кризиса, не предлагается и обоснованных путей выхода из нее. Мы даже не знаем, какая у нас экономика: уголовного капитализма или уголовного феодализма?

Наука для общества подобна свету фонарика в ночной тьме – «луч света в темном царстве».

3. Есть ли злободневные задачи для украинской науки?
По нашему мнению, проблемы
энергетики;
энергоемкости производства;
очистки почвы, воды и воздуха от ужасных загрязнений;
специфики экономического развития –

являются чрезвычайно злободневными. Рецепты решения этих и других проблем на Западе на долгие годы засекречиваются. Мы знаем, что японцы тратят миллионы и миллиарды долларов, чтобы разработать технологию извлечения сероводорода из океанских глубин. Почему же мы этого не делаем, зная, что в Черном море накоплены огромные количества сероводорода? Он нам не нужен? Или японский специалист лучше украинского?

Нет, в олимпиадах наши школьники и студенты ни в чем не уступают ни японцам, ни немцам!

Значит, выбрасывать украинские миллиарды на закупку уже готовых технологий или российских энергоносителей – газа и нефти – более оправдано? Или на них легче нагревать руки?

4. Могут ли 10 выдающихся ученых современности, приглашенных на работу в Украине, решить ее наиболее важные проблемы?
Нет, не могут! Они не получат в Украине необходимой для этого интеллектуальной среды. По этому поводу Ньютон, гениальный ученый всех времен и народов, говорил: «Я видел дальше других потому, что стоял на плечах гигантов».

В свою очередь этим гигантам нужны были плечи меньшего калибра и так далее. Еще Наполеон понимал, что научный организм по своей структуре подобен до пирамиды. При этом вершины пирамиды почти никогда не совпадают с административными вершинами.

5. А честь нации? Разве это пустой звук?
Излишне даже говорить о том, с каким чувством англичане говорят о Ньютоне, Фарадее, Максвелле. Короли, премьеры – чего они стоят по сравнению с этими гигантами человеческой цивилизации? Как осиротела бы Англия, если бы в поисках лучшей доли они уехали из нее!
Значит ли это что-то для нас? Почти нет!

Лучшие математики, физики, химики, инженеры непрерывно выезжают подальше от нашей земли. Выехали Илья Мечников, Иван Пулюй, Георгий Гамов, Николай Чеботарев и многие другие. Они прославили науку других стран: И. Мечников стал лауреатом Нобелевской премии по биологии, И. Пулюй – одной из ключевых фигур в открытии рентгеновского излучения, Г. Гамов внес фундаментальный вклад в развитие квантовой механики, астрофизики и генетики. Вследствие причин, которые не имеют ничего общего с наукой, им не присудили Нобелевские премии.

Отметим, что открытие рентгеновского излучения, безусловно, входит в число крупнейших открытий в истории человечества, а его использование в различных сферах нашей жизни не требует дальнейших разъяснений.

Выехали, ну и что? Выезжают также и из других стран. Так, выезжают! Но все выдающиеся научные достижения появляются только в странах, в которых работает достаточно большое число выдающихся ученых. Эти люди выкладывают в тамошних университетах, готовя кадры высшей квалификации. Преподавание для большинства выдающихся ученых, общение с талантливой молодежью является так же естественным, как и дыхание свежим воздухом.

Поэтому вопрос, когда появятся украинские нобелевские лауреаты, пожалуй, еще долго будет оставаться без ответа.

6. Допустимо ли снижение интеллектуального уровня нации? Хотелось бы думать, что возвращение к луку и стреле как орудиям производства не является целью ни одной политической силы в Украине. Тогда почему же ничего не делается даже для сохранения уровня украинской науки и образования 70-80-х годов прошлого века?

Не нужно? Но на запущенном поле растут только сорняки! Хороший урожай зерновых можно собрать только хорошо с обработанного поля.

Снижение интеллектуального уровня общества замедляет темпы созревания каждого следующего поколения украинцев. В частности, в условиях интеллектуального вакуума талантливому молодому ученому в Украине для вхождения в большую науку необходимо не 5-10 лет, как это имеет место в США или Германии, а в два-три раза больше. Лучшие годы жизни тратятся впустую. Трудно даже представить судьбу гениального математика Леонарда Эйлера, если бы он родился в Украине. Вероятно, ему бы пришлось повторить путь нашего страдальца Тараса Шевченко.

Правда, сегодня есть выход – уехать в Германию или США, что происходит непрерывно. Но отъезд основной массы талантливых людей – это явная предпосылка к замедлению развития творческих сил в Украине. Кроме того, это сопровождается недопроизводством многомиллиардных материальных ценностей.

7. Экспорт интеллекта в цифрах (данные предоставлены уже покойным профессором математики ОНУ М.Я. Тихоненко) .
По оценкам американских экспертов, на подготовку одного Ph.D.-студента общество тратит 3-5 млн. долларов. За время независимости Украины на Запад выехали более тысячи докторов и около 5000 кандидатов наук по различным специальностям. Нетрудно подсчитать, сколько приобрел Запад и сколько потеряла Украина.

По подсчетам советских экономистов, на 1 рубль затрат труд ткачихи приносил обществу 1 рубль прибыли; труд высококвалифицированного рабочего – 5 руб .; инженера среднего уровня – 12-15 руб .; кандидата наук – 60-75 руб., а труд доктора наук – 120-150 рублей прибыли. Так сколько потеряла, теряет и будет терять Украина от «экспорта своего мозга»?

Снижение интеллектуального уровня общества через постоянный отток способных молодых людей на Запад или их переход в коммерческие структуры сказывается не только на уровне фундаментальной и прикладной науке. Снижается также интеллектуальный уровень «правящей элиты».

8. Действительно ли экспорт мозга снижает уровень решений «правящей элиты»?

Лучшим ответом на этот вопрос здесь могут служить события Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. До войны многие выдающиеся деятели науки и культуры находились за решеткой вместе с уголовниками, многие были расстрелянны. Было уничтожено офицерскую элиту. Страной правили недавние «комбедовци» и выходцы из люмпен-пролетариата. Но вот фашистские войска уже стоят под Москвой. Расстрелы прекращаются, ученые и инженеры возвращаются к почти нормальной жизни, их зарплаты повышаются в десятки раз. Руководителями министерств, институтов, комфронто становятся вчерашние зэки, чей уровень культуры и образования позволял работать со строптивыми и трудно управляемыми интеллектуалами. И ситуация меняется за считанные месяцы. Так что победе в Великой отечественной войне общество обязано своей интеллектуальной элите. Этот непонятный сплав элит, интеллектуальной и правящей, продолжает по инерции срабатывать и после войны. СССР создает атомное и водородное оружие, ракетную технику, первоклассную реактивную авиацию, выходит на первые позиции в мире по многим показателям. Но связь элит ослабевает. В сознании близоруких, плохо образованных политиков вновь формируется идеология превосходства социализма над капитализмом и снова всплывает тезис об экспансии коммунизма. Теперь ведущие ученые из их смыслом и миролюбием уже не нужны. Они снова попадают в тюрьму.

Чем все это закончилось, мы хорошо знаем. Так называемые «правящие элиты» развалили великую страну на ряд княжеств. А чего только стоит газовая междоусобица?

Как перед монгольским нашествием! Здесь культурная элита общества, не будь она парализованной десятками лет преследований, могла бы сказать «нет» многим действиям недальновидных политиков.

9. Способна ли украинская наука в ее нынешнем состоянии решать серьезные научно-технические проблемы?
Как это ни трудно признавать, нет! Почему?
Есть две серьезные причины:

отсутствие современной материально-технической базы;

отсутствие достаточного числа высококвалифицированных сотрудников среднего возраста – от 30 до 55 лет.

При этом, если посмотреть ВАКовские бюллетени, в которых печатаются сведения о защите диссертаций, недостатка кандидатов и докторов наук у нас не должно быть. По числу докторов и профессоров в каждом украинском университете мы уже давно превзошли советские показатели.

Каким образом? За счет невиданного нигде ранее снижения уровня публикаций. А как же в таком случае их принимают в печать в журналах? А серьезные журналы их и не принимают. Для этой цели используется самые самиздавы. Статьи в «Мурзилках» стали лицом украинской науки. На список публикаций большинства нынешних докторов наук и академиков стыдно смотреть.

А ВАК и «правящая элита» молчат !? Нет, не молчат, а пользуются этой ситуацией и, скорее всего, поддерживают ее. Не благодаря ли этому многие из наших гетманов различного уровня стали «проффесорами»? Но это не простые “проффесор”, для которых профессорская карьера с малых лет была целью и смыслом жизни. Это очень активные пробивные люди, которые за деньги находят исполнителей и их руками за 2-3 года пишут докторские диссертации, а в придачу ко всему этому клепают и кучи монографий. Слава Брежнева-писателя многим не дает покоя до сих пор! Эти же ловкие «проффесоры» успешно «выигрывают» и всевозможные гранты. В общем, демонстрируют недюжинную активность и поражают соотечественников десятками публикаций в год.

Трудно государству разобраться в этом вопросе? Проще пареной репы, если захотеть. Выдать по каждой специальности перечень журналов, импакт-индекс которых считается приемлемым для Ph.D.-диссертаций на Западе. И оставить в списках публикаций авторов только те, что есть опубликованным в таких журналах. Именно такие требования к кандидатам на гранты около 15 лет назад выдвигал в Украине американский миллиардер Сорос. И тогда сразу становится ясным «ху ис ху».

Конечно, дельцы и тогда найдут выход. Нанимать исполнителей высокой квалификации. Но это сделать будет гораздо труднее. Кроме того, общение с квалифицированными людьми повышать и их уровень мышления.

В частности, это будет сопровождаться и повышением уровня «правящей элиты». Значит, решения, принимаемые «правящей элитой», станут более продуманными и целенаправленными. Повысится и уровень образования, который теснейшим образом связан с уровнем развития науки.

10. Способствует ли  развитию украинской науки Болонский процесс?

С точки зрения чиновников МОН Украины и государства в целом – это важнейшая задача нашей высшей школы. С большим рвением они внедряют то, что, по их мнению, является организацией учебного процесса в соответствии с Болонским протоколом.

Происходит очередная перестройка учебного процесса в высших учебных заведениях. Сколько их уже было за последние 30-40 лет! Но как и все предыдущие, лопнет и эта. Почему?

Потому что организацией учебного процесса в СССР, заключением программ и требований в послевоенные годы занимались выдающиеся ученые – Н.Н. Боголюбов, Л. Капица, А.Н. Колмогоров, Л.Д. Ландау, В.А. Фок и многие другие. Здесь мы будем говорить только об организации физико-математического образования. Эта система вывела СССР на первые позиции в мире по уровню подготовки студентов, и результаты не замедлили сказаться. Она досталась в наследство и Украины. По сути, эта система была модернизацией немецкой системы образования 30-40-х годов. В 60-е годы немцы корректируют свою систему образования уже в соответствии с советским стандартам. И не собираются отказываться от основных принципов этой системы даже сегодня. А что же мы?

Мы же, как пионеры советских времен, должны быть всегда наготове к любой ломки учебного процесса. При этом, как всегда, вину за неудачи во внедрении новаций будет возложена на плохих исполнителей.

Что же мы получили сегодня? Изменили только форму отчетности. Уровень знаний студентов продолжает неуклонно снижаться, драгоценное время тратится профессорами на составление очередных бумаг, наука теряет темпы развития.

Разве не по этой причине «новоукраинцы» отправляют своих детей учиться за рубежи нашей Родины?

Отметим, что на Западе большинство студентов и профессоров и не слышала о Болонском процессе.

Еще один пример абсурда – изобретение чиновниками МОН понятие «национальный университет», а еще и «научно-исследовательский» университет. Что это такое? Как связать его с Болонским протоколом? Как объяснить коллегам на Западе, что это значит? Как понять самим?

Как трудно понять чиновникам и украинским гетманам, что ключевой фигурой учебного процесса является профессор. Каков этот профессор, такой и учебный процесс. О научном уровне многих украинских профессоров уже было. Нужно еще сказать и об их возрасте. На естественных факультетах украинских университетов он превышает 60 лет. Наблюдения показывают, что профессора, чей возраст превышает 65-67 лет, уже «отбывают номер»: они еще неплохо читают лекции, но уже почти ничего не требуют от студентов. На Западе в этом возрасте люди переходят на заслуженный отдых. Вот где МОН нужно задуматься и вопить во весь голос!

Итог произволу чиновников в системе подготовки научных кадров лучше всего подводит басня Ивана Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты НЕ годитесь».

11. Каковы простые меры для уменьшения массового экспорта мозга и предотвращения посерения науки? Способные молодые люди должны увидеть для себя перспективу! Во-первых, достойную зарплату, что позволяет им обзавестись семьей и приобрести жилье. Иначе говоря, заработная плата должна быть значительно выше среднего уровня и выше уровня зарплат госчиновников и «слуг народа» – депутатов. Если этого не будет, никакие патриотические призывы не удержат их в Украине. Талантливые люди – это наиболее привлекательная статья экспорта Украины для всех стран мира. Добавим также, что очень высокая оценка труда должностных лиц, часто очень недалеких людей, существенно подрывает нравственные основы стимулирования качества и количества труда зарплатой.

– Заработная плата в высшей школе должно быть разумно дифференцированной. Ведущие профессора Киевского и других университетов Украины должны получать одинаковую зарплату. Она должна определяться только количеством и качеством продукции, то есть числом работ, признанных мировым научным сообществом, и количеством подготовленных студентов и аспирантов.

– Опора в решении важнейших проблем науки должна делаться на активных ученых среднего возраста. Список таких очень небольшой, и государство без труда могла бы его составить. Украина должна знать свою научную и культурную элиту поименно! Люди, почувствовали бы свою значимость для Украины, не выезжали бы на второстепенные должности на Западе. Конечно, недопустимо игнорировать знания и опыт людей, которые имеют выдающиеся научные достижения, но перешагнули через определенную возрастную границу. Опыт подобной организации науки хорошо отработан в США и Германии.

– Продуманная государственная система грантов для разработки наиболее жизненно важных проблем.

– Национальная идея, сформулированная ведущими деятелями науки и культуры. Без нее мы будем шарахатся, терять остатки патриотизма, или будем думать «по-украински», то есть делать одну глупость за другой.

Все остальные проблемы талантливые люди решат сами.

12. Послесловие

Научных сотрудников в Украине примерно в пять раз меньше, чем в США, то есть их около 40.000. Учитывая сказанное выше про их качественный уровень, число дееспособных научных следует принять равным 10.000. Считая, что доктора наук, кандидаты и люди, не имеющие ученых степеней, соотносятся в пропорции 1: 5: 2, мы приходим к выводу, что в настоящее время в Украине являются дееспособными не более 1.250 докторов наук, 6.250 кандидатов наук и 2.500 научных сотрудников по всем отраслям науки. Средняя заработная плата доктора наук в настоящее время составляет примерно 3000 грн./мес, кандидата наук – 2000 грн./мес, научного сотрудника без степени – 1400 грн./мес. Средняя стоимость однокомнатной квартиры составляет 300.000 грн.

Возьмем лучший вариант: человек становится доктором наук в 25 лет. Для того, чтобы приобрести однокомнатную квартиру, ему нужно копить деньги около 8,5 лет. Это при условии, что на одежду он не тратить ни копейки, а утолять голод будет астральной пищей. Этот доктор, если его родители живут далеко от университетского центра, должен снимать жилье, за которое нужно платить не менее 2000 грн./мес. А о семье настоящие ученые должны думать в последнюю очередь!

Как жить в этой ситуации? Об этом знают, пожалуй, только партайгеноссе и «проффесоры».

К сожалению, тень от их поступков ложится на весь профессорско-преподавательский корпус. Не дай Бог, если будущее Украины за «проффесорами».

Древние говорили: «Если Господь хочет наказать грешника, он лишает его разума». Неужели наказания заслуживает весь наш украинский народ?