Нужны ли в Украине изобретения и изобретатели?

акад. Кузнецов Ю.Н.

Этот вопрос я неоднократно задавал себе и представителям властных и государственных структур различных уровней и получал короткий ответ “Да, нужны, но те, лицензии за которыми можно продать”. Тогда я сказал “Да поддержите и помогите изготовить опытные образцы и провести испытания на работоспособность”. И здесь опять же стандартный ответ “Денег нет, ищите спонсоров”. Вот и получается такая патовая ситуация: вроде надо, но государству безразлично и поэтому изобретатель должен сам позаботиться о внедрении своего изобретения, то есть в Украине изобретения нужны только изобретателю, а государству? Попробуем разобраться.

Во-первых, развитая страна не может обойтись без хорошей патентной системы (Марк Твен – “Страна без государственного патентного ведомства и без добрых законов, которые защищают изобретателей, подобная на рака, который может двигаться в сторону или назад”), а значит без изобретателей и их изобретений. Так к этому должны относиться руководители государственных учреждений и предприятий. Получение Украиной статуса независимого государства в условиях перехода от плановой к рыночной экономике требует решения жизненно-необходимой для государства проблемы – обеспечения конкурентоспособности отечественных товаров. Это становится возможным только через применение новейших технологий, основой которых является интеллектуальная собственность. Поэтому вопрос создания, защиты и использования объектов интеллектуальной собственности становится первоочередной задачей. Международная практика развитых стран мира свидетельствует о большом значении и ведущий роли интеллектуальной собственности в процессе формирования национального богатства.

Конкурентоспособность разработок определяется наличием в них новых технологий, устройств, веществ, которые проявляются во время борьбы за рынок. Экономическая конкуренция в большей степени определяется научно-технической составляющей.

Не менее важным является социально-политический аспект интеллектуальной собственности. Ст. 27 Международной хартии прав человека отмечает “Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является», то есть на охрану и защиту интеллектуальной собственности. Согласно ст. 54 Конституции Украины “гражданам гарантируется … защиту интеллектуальной собственности их авторских прав, моральных и материальных интересов, возникающих в связи с различными видами интеллектуальной деятельности, никто не может использовать или копировать их без его согласия, за исключениями, установленными Законом”.

В ст. 41 Конституции Украины особое внимание уделяется изобретателям и авторам других объектов интеллектуальной собственности: “Автор изобретения, полезной модели, промышленного образца, объекта авторского права, ноу-хау и других аналогичных объектов права интеллектуальной собственности – ключевое лицо в его создании”.

В коллективных договорах и сметах производственной деятельности предприятий вносят статьи для материального и морального стимулирования авторов объектов прав интеллектуальной собственности.

Во-вторых, свидетельством особого внимания к интеллектуальной собственности является создание Верховной Радой Украины законодательной базы и наличие комиссии по вопросам науки и образования, в составе которой есть подкомиссия по вопросам интеллектуальной собственности. Эта подкомиссия, начиная с девяностых годов основное внимание сосредоточила на блоке законов, декларирующих права. До сих пор недостаточно разработан блок законов, защищающих права, и механизмов их реализации, например патентных судов. Практически отсутствует блок законов, который стимулирует получения прав на объекты интеллектуальной собственности. Поэтому есть над чем работать, чтобы усовершенствовать патентную систему и увеличить количество изобретателей и рационализаторов, которые создадут новые изобретения в области новой техники и новых технологий.

В-третьих, вопросом интеллектуальной собственности серьезно начали заниматься в вузах Украины и даже в некоторых средних школах. Преподаются дисциплины “Основы технического творчества”, “Интеллектуальная собственность”, “Патентование и авторское право” и другие, создана специальность “Интеллектуальная собственность” в двух десятках государственных и негосударственных вузов.

В то же время, судя по различным источникам и статистики количество изобретателей и рационализаторов (в Украине) постоянно уменьшается после распада Советского Союза и отделения Украины в независимое государство. Такое положение современности наблюдается во всех сферах промышленного и аграрного производства. Количество промышленных предприятий, которые были заказчиками на новую технику и новые технологии также постоянно уменьшается (заводы разрушены, сотни тысяч рабочих лишены рабочих мест, оборудования распродано на металлолом), а поэтому уменьшается потребность в изобретателях. Нет необходимости; нет социального, общественного заказы на новое и поэтому наблюдается такой спад изобретателей и изобретений. Политика по экспорту отечественной продукции переориентирована на импорт, что дополнительно уничтожило отечественного производителя.

Вместо промышленных предприятий, учитывая дороговизну земли в городах, на их территории располагаются супер- и мегамаркеты, которые в основном продают не отечественную, а импортную продукцию, поддерживая не своего, а чужого производителя. Торговые центры и складские помещения разрастаются вокруг больших городов, и особенно вокруг столицы Украины – Киева.

На наших глазах, как грибы, вырастают аптеки (хотя цены на импортные лекарства растут вместе со смертностью, потому что нет дешевых лекарств отечественного производства), бензозаправки с грязным бензином, от которого импортные автомобили требуют частого ремонта двигателей (так экологически запрещенными хитростями поднимают октановое число топлива ), замки и дворцы, которые относятся к малой доли буржуев, что ограбили на “приватизации” украинский народ, однако сокращаются детские и спортивные площадки, библиотеки, книжные магазины, зеленая зона придомовых территорий. И все это делается олигархами и слугами народа вопреки общественному мнению и генеральных планов застройки городов, в частности, нашей столицы Киева.

Интеллектуальная собственность стала «честным» способом эффективного отмывания денег “изобретателями” у власти (которые подписывают самим себе большие экономические эффекты без реального внедрения, и получают миллионы гривен и условных единиц).

На первый взгляд очень привлекательно выглядят созданы преимущественно на бумагах технопарки Украины, которые в отличие от известных технопарков и силиконовых долин Японии и США используют государственные средства для обогащения руководителей при науке.

Согласно закону Украины “О специальном режиме инвестиционной и инновационной деятельности технологических парков” количество парков возросло до 8, направления деятельности которых направлены на обеспечение потребностей общества в высокотехнологической, конкурентоспособной, экологической продукции, высококачественных услугах и увеличение экспортного потенциала государства.

От всех технопарков в 2003г. согласно отчетов реализовано на внешнем рынке 143,2 млн. грн., на внутреннем 1142 млн. грн., а в бюджет поступило 7,5 млн. грн., то есть 0,58% в государственные целевые фонды (какие?) 2,83% (см. брошюру Технологические парки: мировой и украинский опыт / Под ред. Д.В. Табачника. – Киев: ТПИЕЗ, 2004. – 48с.)

Сейчас в Украине (что очень печально!) 47 тыс. изобретателей и рационализаторов (в 20 раз меньше, чем было в 1991г.), а количество патентов в год составляет до 2000, в то же время в США оно превышает 30 тыс. в год, то есть в 15 раз больше.

В вузах и академических учреждениях создаются (преимущественно руководителями и их заместителями) кроме технопарков центры, бизнес-центры, научно-исследовательские институты, где тратятся без эффективной отдачи немалые государственные средства и которые не дают никакой лицензии (в то же время лицензии требуются от авторов изобретений, которым выделяются средства и которые не обслуживают вышеупомянутые парки, центры и институты для изготовления опытных образцов и проверки их работоспособности).

Сокрушительный удар изобретательству был нанесен преждевременным вступлением Украины в ВТО и пересмотр размеров сборов за подачу и поддержание объектов промышленной собственности, особенно изобретений и полезных моделей. Размеры сборов приравняли к развитым государств (а в Украине к иностранным гражданам) при низком уровне жизни украинских граждан. Это оттолкнуло изобретателей поддерживать патенты, особенно в малом и среднем бизнесе, где надо платить 100% тарифов.

Даже для неприбыльных вузов, где сконцентрирован основной научный и изобретательский потенциал (так как на заводах практически ликвидированы патентные отделы), 10% тоже стало много по сравнению с прошлым расценкам. Для физических лиц, уплачивающих 5% от новых тарифов, появился сбор в Госказначейство.

То есть все финансовые потоки по изобретательству от подачи к содержанию патентов идут только в одном направлении (игра в одни ворота) и совсем нет расходов на стимулирование изобретателей и продвижение наиболее перспективных изобретений.

Заслуженных изобретателей Украины в отличие от советских времен лишили всех льгот (бесплатное оздоровление один раз в год в санаториях, внеочередное и бесплатное предоставление государственного жилья, право на дополнительную площадь) кроме 20% надбавки к заработной плате, как для всех заслуженных.

ВНЗ практически после подачи заявки и получение патента их не поддерживают, что наносит сокрушительный удар по инновационной деятельности учреждения и обезвреживает изобретателя, отбирая у него надежду получить вознаграждение, так как согласно международным законам автор и заявитель теряют возможность иметь субъективное имущественное право и пользоваться изобретением может каждый, не высылая изобретателю и заявителю ни копейки.

Полные патенты на изобретения (на 20 лет) уничтожаются на первых этапах их появления (они всегда были расходные и это хорошо понимают в развитых странах).

В одном из ведущих вузов Украины было проанализировано состояние поддержания полных патентов на изобретения за последние 10 лет (2000- 2010р.р.) и открылась такая печальная действительность – с 26 патентов только 7 поддерживаются, то есть всего 27%. О какой отдачу от изобретений может идти речь в такой ситуации ?!

А отсутствие в вузах опытно-производственной базы не позволяет изготовить изобретателю даже один опытный образец, чтобы убедиться в его работоспособности (ответить на вопрос: это соответствует объективным законам природы, и действует ли оно?).

В вузах отбили даже уважение к изобретателю, который хочет передать свой опыт к студентам. Администрация под видом приказов (юридически не законных) начала борьбу с изобретателями и, что очень обидно и преступно, с молодыми – студентами и аспирантами, за которым наше будущее (Украинский Эдисон и Кулибины). Началось сначала незаметно, а сейчас откровенно “охота на ведьм”.

Доказательством ненужности в Украине изобретателей и создателей является отсутствие на титульном листе охранного документа – патента фамилии автора (ов), заявителя или владельца патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец. Чтобы об этом узнать надо читать вложенное внутрь описание, которое можно как угодно сфабриковать. То есть под титульный лист с мокрой подписью и печатью можно подложить в условиях современной полиграфической техники какой-угодно текст описания (с формулой), а дальше добиваться признания и вознаграждения.

Никогда не выполнялись имущественные права интеллектуальной собственности на изобретение, полезную модель, промышленный образец (статья 464 ГК), поскольку не отработан и не утвержден механизм защиты имущественных прав автора и обладателей (владельцев) патента (ранее была форма 4-НТ “Акт использования (внедрения)”, который должен был обязательно подписывать автор (ы)), то есть сейчас отсутствует исключительное право разрешать использование или препятствовать неправомерному использованию.

Очень трудно, а практически невозможно, выбить средства на продвижение изобретения (разработка технической документации, изготовление опытных образцов, экспонирования на международных выставках и ярмарках). Само государство в лице государственных мужей и изобретательных бюрократов ставит различные препятствия внедрению нового. Продажа изобретений, новых исследовательских разработок, технологий требует от авторов ловкости, пробивной силы, настойчивости и определенного мужества. Администрация разных уровней (с высшего государственного к низшему – структурного подразделения предприятия, организации, учреждения, учебного заведения) очень редко поощряет и вознаграждает новатора за его попытки и усилия. Наоборот, его как бы заносят в “черный список”, с ним начинают бороться, пренебрегать, мешать, распространять сплетни, а иногда нагло присваивать его разработки без ссылки и возмещения полученных доходов.

Это – очень несправедливо по отношению к автору, а с коммерческой точки зрения очень вредно, как для него, так и для государства, хотя именно так обстоят дела практически везде.

На государственном уровне пока не до конца создана законодательная и нормативно-правовая база по защите и стимулированию изобретательской деятельности.

Многократно перерабатывают в Верховной Раде законы, которые только декларируют права на объекты интеллектуальной и, в частности, промышленной собственности. Причем наспех сделанные законы, в которые вовлечены нормативно-правовые акты других стран, уже много раз переделывались и имеют тысячи поправок и нестыковок. Например, в законе “Об охране прав на промышленные образцы” в соответствии со ст.6 “промышленный образец отвечает условиям патентоспособности, если он является новым и промышленно применимым”, а в Гражданском кодексе (книга 4 “Права интеллектуальной собственности”) условие патентоспособности ограничено только новым (ст.461). Ни в первом, ни во втором случаях не отображены существенные признаки промышленного образца, как результата творческой деятельности в области художественного конструирования, так как согласно ст.5 п.2 Закона “объектом промышленного образца может быть форма, рисунок или расцветка или их сочетание, которые определяют внешний вид промышленного изделия и предназначенные для удовлетворения эстетических и эргономических нужд “.

Таких примеров много. Такая же путаница и в терминологии. Например, сначала речь шла о знаке для товаров и услуг, затем или одновременно о торговом знаке. В последних нормативно-правовых документах появилась торговая марка. Так, какой же термин принят окончательно?

Путаница идет дальше и на страницах журнала “Интеллектуальная собственность” пошла не понятная полемика о терминах (статья патентного поверенного Украины В.Дубровского “Правомерные ли по сути действующие термины “полезная модель” и “промышленный образец”?”). Хорошо, когда это ведется специалистами и очень плохо, если дилетантами, и недоучками.

Укрпатент на любую правильно оформленную заявку на полезную модель выдает патенты, даже не делая экспертизы на новизну в пределах Украины (идет дублирование патентов). Экспертиза только формальная. В самом Укрпатенте введена система стимулирования экспертов и отчетности по количеству выданных патентов, а проведенных профессиональных экспертиз с привлечением специалистов с предприятий и научных учреждений.

Поетому не дают реальной картины деятельности Укрпатента и Госдепартамента интеллектуальной собственности вообще. Делается подтасовка под позитивную динамику.

Нужно в корне изменить подход к экспертизе заявок на полезные модели, что автоматически снизит их количество, а также иметь отдельные законы о изобретении и полезных моделях, а не в одном.

Непонятно, как под понятие “полезной модели” подпадают способы, вещества и т. д. Само название «полезная модель» свидетельствует только о конструктивном исполнении, то есть об устройстве.

Таким образом стало все понятно: “Нет нужды в своем производстве, не нужны изобретения, а значит и изобретатели”. Такой, к сожалению, ответ напрашивается сам собой, а наша родина Украина превращается в банановую страну второго сорта, а хотелось бы верить в обратное и лучшее будущее Украины!!!

Источник: Информационный вестник АН ВО Украины, 72, № 1, 55-61 (2011)