«Популяризация» науки по-украински: проблемы и перспективы

На мой взгляд, для популяризации национальной науки нужно изменить формат, который давно набил всем оскомину. Все, что публикуют украинские ученые на общественных началах, пытаясь популяризировать научные исследования, можно условно разделить на две большие группы.

В первой группе публикаций, так называемой «О себе для себя» и предназначенной для узкого круга читателей, например, для подписчиков еженедельника «Зеркало недели», ученые пишут о важности научных исследований, их структуре, обосновывают роль науки в современном обществе, пути ее реформирования и тому подобное.

Так, в частности, в своем видеоблоге с.н.с. Института физики НАН Украины Антон Сененко, научный волонтер, который заслуживает глубокого уважения за активную общественную деятельность, доступно на хороших примерах рассказывает, чем, собственно, отличается фундаментальная наука от прикладной.

Возникает вопрос: на какую прослойку украинского общества рассчитана эта информация? Кого включает фокусированная группа для этой информации? Рядовых украинцев? При нынешних непростых временах тонкости организации малознакомого им научного процесса не вызывают у них повышенного интереса да еще и на экзотических для них блогах.

Возможно, эти тонкости заинтересуют украинскую административно-деловую государственную элиту? Но ее представители в Гарварде не учились, зарабатывали деньги, как могли и, кроме судьбы собственного бизнеса, сейчас их ничего не интересует. Остаются только уже ознакомленные с этим вопросом ученые, которые из солидарности к коллеге давят кнопку «Like».

Вторая группа публикаций – «Какие мы крутые, не уважаемые, или дайте больше денег». Как правило, в них упоминаются украинские выдающиеся ученые, работавшие за границей, – конструктор вертолетов Иван Сикорский, изобретатель рентгеновских лучей Иван Пулюй, советские ученые – автор так называемой «трассы Кондратюка» Юрий Кондратюк и конструктор космических кораблей Сергей Королев.

Логическим продолжением этого ряда является публикация Антона Сененко «FAQ по науке в Украине. Список изобретений украинских ученых». В качестве примера приводится разработанный учеными прибор ПАТОНМЕД ЕКВЗ-3001 для электросварки мягких тканей. Цитирую краткий комментарий автора: «Обыватель не видел таких приборов, так как у государства нет денег всем хирургам их дать. Но виноваты ученые, да».

Ученые не виноваты. И они, собственно, здесь ни при чем. Однако и государство не должно давать деньги для коммерциализации разработок, из которых она, очевидно, не будет получать прибыль, доходность и конкурентоспособность которых никто реально не посчитал. Государство должно наконец законодательно создать действенные условия для коммерциализации национальным бизнесом разработок украинских ученых. А пока бизнес десятой дорогой обходит научные государственные разработки, а единицы, которые взялись за эти разработки, очень об этом жалеют…

Об основных проблемах коммерциализации украинских разработок идет речь в публикации «Рынок научных услуг в США. Существует ли ниша для украинских ученых для работы в формате аутсорсинга (научных исследований на заказ)? ».

Государство обязано финансировать реформированную по западным образцам, финансово оптимизированную украинскую науку как фактор национальной безопасности, основу будущего бизнеса наших олигархов и фактор противодействия преобразования украинцев как нации на общество ватников.

Украинским ученым не стоит в угоду украинским чиновникам еще с «социалистическим» пониманием организации науки, как фиговым листком, прикрываться так называемыми разработками, десяток которых под открытое финансирование может написать практически каждый заведующий отделом за один рабочий день.

Ученые обязаны самоорганизовываться и требовать цивилизованного реформирования и финансирования украинской науки!

(О методологии и проблемах реформирования украинской науки можно прочитать в интервью с академиками НАН Украины Анатолием Загородним и Анной Ельской.)

Итак, возвращаясь к теме популяризации науки в формате «Какие мы крутые, не уважаемые, или дайте больше денег», можно сделать вывод, что бывшие и нынешние открытия украинских ученых не интересуют ни национальный бизнес, ни украинских чиновников. А что насчет рядовых украинцев, то Антон Сененко констатирует: «Отсутствие желания у обывателя читать длинные опусы слишком умных людей об их разработках. Скучно, непонятно, а значит не нужно».

И, как в случае так называемых публикаций «О себе для себя», радуются за успехи коллег, оценивают их изобретения и технологии только ученые.

Как же нужно популяризировать научные исследования?

На мой взгляд, популяризация как таковая органично разделяется на две составляющие. Первая, наиболее важная, – это воспитание понимания важности научных исследований, привитие уважения к науке как фактора цивилизационного развития человечества с молоком матери в детских садах и школах.

В своей публикации «Есть ли будущее у украинских научно-популярных изданий?» Наталья Ревко пишет: «На многих новостных сайтах есть рубрика «Наука» – его наполнение составляют переводы таблоидизованных сообщений об открытиях «британских ученых» или новости о разработках Apple или Google. А найти переводы более глубоких текстов или исследования украинских ученых или журналистов почти невозможно…»

Зайдите в любой книжный магазин и спросите научно-популярные книги на украинском. Существуют ли интересные украинские научно-популярные сайты украинской?

Собственно, дети и являются той целевой аудиторией рассказов о Полюе и Королеве. И таких публикаций, как «Как киевские ученые создали первый компьютер Европы» должно быть как можно больше. Однако, как отмечает Наталья, это функция государства, и полноценно популяризировать науки среди детей только на энтузиазме волонтеров невозможно. Хорошо, что деятельность таких волонтеров, как Антон Сененко, а также 20-летних основателей научно-популярного журнала «Куншт» Кирилла Бескоровайного и Ангелины Безнесюк дает надежду, «что не все еще пропало».

Основными результатами «детской популяризации» является обеспечение кадрами национальной науки и воспитания у общества уважения к научным исследованиям как формы человеческой интеллектуальной деятельности. Последнее четко просматривается на примере наших политических элит во времена независимости. Чувствовалось воспитанное еще в детстве понимание роли науки во времена Кравчука, Кучмы, Ющенко и даже Януковича с его подсознательным желанием стать «проффессором». Нынешняя же политическая элита, очевидно, научно-популярных книг не читала, а предпочитала игру в «Монополию», о чем свидетельствует начатое реформирование украинской науки в формате концлагеря.

Вторая составляющая популяризации научных исследований, на мой взгляд, зависит от самих ученых. Нужно заниматься сегодняшними проблемами рядовых украинских, чтобы они чувствовали, что их интересы защищает национальная научная элита, а не продажная, профессионально честная, интернациональная по содержанию научных исследований (передовые технологии), национальная по форме (украинские научные школы, культура и язык) и цели исследований (на благо всех украинцев).

Ярким примером такой позиции является открытое письмо ученым Украины д.х.н., проф. В.А. Лавренко и д.ф.-м.н. С.Ю. Загинайченко (Институт проблем материаловедения им. И.М. Францевича НАН Украины) «Просим Вас проникнуться проблемой и остановить беззаконие!!! Население Украины травят токсической водой!!! »

И только тогда Антону Сененко не нужно будет оправдываться: «…Попробуем развеять пелену мрака и донести до Вас, дорогой читатель, идею, что украинские ученые – это круто.» И отрицать: «Но в науке куча дармоедов и старых, которые ничего не делают. Куча псевдоученых и т.п. Зачем их кормить?»

Одним словом, украинские ученые должны иметь четкую гражданскую позицию, чтобы наши соотечественники понимали, что политики приходят и уходят… а Украина и ее национальная элита – ученые – остаются, были и будут всегда. Тогда украинцы будут прислушиваться к мнению моральных авторитетов нации – бывших (академиков Николая Амосова, Олеся Гончара) и нынешних (Бориса Патона, Евгения Гузара) – и не смотреть спектакли-ток-шоу с актерами нашими горе-политиками.