Ретродискусия об украинском государстве и ее государственном языке образца девяностых годов

Yarmoluk.JPG.pagespeed.ce.x2JUCsde0Lпроф. Сергей Ярмолюк, sergiy@yarmoluk.org.ua

У подавляющего большинства украинских интеллектуалов – украино и русскоязычных – дискуссия об украинском государстве, украинским языке как государственном ассоциируется с подзабытыми девяностыми годами прошлого века. Кажется, все, выговорились, поругались, успокоились, пора бы уже браться за желанное развитие государственной системы медицинского обеспечения, государственное высшее и среднее образование, государственную систему социальной защиты, государственные дорогы – всего того, что у рядовых украинцев и ассоциируется с государством и на государственном языке. Да нет, опять пишут и пишут, в подавляющем большинстве советские пенсионеры, которые от пенсионной скуки переквалифицировалась в историков и филологов и активно «клеймят позором проклятых бендеровцев и прочих буржуазных националистов галичанского происхождения».

Новоиспеченные историко-филологические пенсионеры, по привычке спрятавшись за псевдонимами, «якобы не подозревая, что вся государственная машина, СБУ, прокуратура, суды, неправительственные организации работают на искоренение русского языка (обобщенно), искривление исторической памяти, не гнушаясь репрессивных методов. Причем на деньги, заработанные этими гражданами.» (Автор Awaken-7 Форум газеты« 2000 »), активно забивают все форумы апокалиптическими предсказаниями типа: «Сегодня гуманитарная сфера – это глобальная государственная проблема. Была допущена грубейшая ошибка, когда эту сферу отдали в руки оранжевой власти. Мы подошли к черте, за которой процесс оболванивания наших детей может стать необратимым. Эта проблема неоднократно поднималась в «2000», и уже давно понятны ужасающие последствия доктрины галичанского национализма» (автор Keys, форум газети «2000»).

Командой «фас» для воинственных пенсионеров служат словосочетания «украинский язык» или «украинское государство», где бы эти слова не появились – в научной, газетной или кулинарной статьи. Прочитали «Украинский язык» и смело, бескомпромиссно под псевдонимами (на всякий случай) начинают старательно уничтожать «укрàинских плохих националистов» и так старательно, что националистам уж лень отгавкиваться от надоедливых старичков. Да Бог с ними, с нашими общественно активными пенсионерами, пусть пишут, у нас же демократия, между прочим, в значительной степени благодаря «оранжевой власти».

А вот когда к такой наукообразной исторической дискуссии подключаются преподаватели, журналисты, то становится грустно, что антигосударственные настроения, как раковая опухоль, стремительно распространяются в среде украинской интеллектуальной элиты – врачей, учителей, преподавателей высших учебных заведений, научных работников, уничтожая последние наши надежды на хорошие государственные больницы, садики, школы, университеты.

Луганский преподаватель Виктор Жирнов пишет: «Жалуются преподаватели украинского языка в Луганске: устали от языковых экспериментов. Почему Западная Украина навязывает свой язык, разбавленный литовским, немецким, венгерским, польским, выдавая его за государственный язык страны?! Создали «священную корову» под названием «украинский язык», который правильнее назвать галицким. Почему вся Украина – русскоязычная и украиноязычная – должна говорить и думать на галицком?» (газета «2000», № 8 (450), блок С, 2009 год).

Чтобы ответить на этот крик души луганского педагога, сначала приведу несколько цитат из трудов авторитетного и известного украинского историка, который начал писать свои книги в те времена, когда еще и в природе не существовало украинского буржуазного национализма, а большинство бандеровцев еще не появилась на свет Божий. Пользуясь случаем, хочу успокоить бдительных старичков-историков и уберечь свой форум от нашествия филологически-исторического словесного мусора. В 1924 году этот историк стал академиком советской ВУАН. Имя этого выдающегося украинского – Михаил Грушевский.

В своем фундаментальном труде «История Украины-Руси» академик Грушевский пишет: «З лінгвістичного погляду трактуєть ся він (український народ, прим. автора) як східно-словянська галузь індоєвропейської язикової родини. Та ся язикова спільність лише одна сторона його етнографічної фізіономії. Язикова спільність покриває собою той досить ріжномастний конґльомерат, що протягом тисячоліть під рівними впливами – в переважній більшости вповнії недовідомими нам, формував ся в ту етїнчну ґрупу, з якої розвинула ся українська народність, її фізичний тип, мішаний, як і у иньших європейських народів, відкриває, або ліпше сказати – натякає на довгий процес метисації, мішання ріжних рас, котрим був вироблений нинїшнїй етнічний тип. Зовсім виразно відріжняєть ся в нїм і тепер тип ясний і темний, а хоч тепер панує тип короткоголовий, то у старім археольоґічнім матеріалї, перших віків по розселенню, виступає поруч короткого¬лового сильно зазначений довгоголовий тип, як побачимо низше. Уже в моментї розселення українська була продуктом довгого мішання народностей і рас.»

Прошу прощения, что утомил уважаемого читателя такой длинной цитатой из малопонятными подзабытыми словами. Итак, перефразируя слова академика Грушевского, можно утверждать, что Украинцы в результате глобальных и долговременных смешиваний разных народов и народностей как нация не имеют каких-то специфических генетических признаков, генетических вариаций, по которым можно отличить «истинного» украинца от «неистинного».

Для украинского населения понятие национальности не стоит связывать с генетической идентичностью, которая передается от отца к сыну в практически неизменном состоянии. По моему глубокому убеждению, титульной славянской нации в Украине на основе генетических признаков не существует, в отличие от соседней славянской России, или арабских государств. Общеизвестно, что титульная русская нация – это финно-угры. Финно-финнолог, историк и журналист Ростислав Мартынюк писал: «Русские родственные расово, цивилизованно и культурно с народами Японии, Кореи, Маньчжурии, Центрального Китая.

Самой примечательной особенностью этого является финно-угорские иероглифы. Эта письменность частично сохранилась в эрзян, карелов. Уже вполне «русские» жители Владимирской и Ярославской губерний пользовались мерянским иероглифическим письмом даже во времена Первой мировой войны. Выяснилось это благодаря имперской военной цензуре. Письма к родственникам «мужички» писали «каракулями». Специальное расследование установило, что это «понты». Именно так называли свое письмо жители мерянских губерний Российской империи. Представляете, как трудно было россиянам в XVII-XVIII вв. усваивать кириллицу – нужно было менять иероглифическое сознание на буквенное!

Для россиян наша грамота тогда была по-настоящему «китайская». В современном русском языке каждое десятое российское слово имеет финно-угорский корень. И грамматические конструкции – того же происхождения: «я», говорят славяне; «У меня есть», говорят русские по финно-венгерской традиции. И когда мы говорим сегодня «елки-палки», мы повторяем мерянского «Эх, жизнь» (йолус – жизнь). А пушкинского Балде помните? Это от мерянского «бол» – село. Балда – значит «деревенщина» ( «Украина молодая», 11 мая 2002, с. 13).

По оценкам господина Мартынюка, сегодня в России проживает около пятидесяти миллионов ословьянщених финно-угров. Титульная русская нация по расовым признакам четко выделяется на фоне двух других больших групп Российской Федерации – славянской украинской-белорусской и татаро-монгольской-кавказской, в частности недостатком фермента алкогольгидрогеназы, что расщепляют спирт в организме. Недаром в Финляндии введено сухой закон. Ранее аналогичный закон существовал и в Швеции.

На всякий случай хочу себя и господина Мартынюка уберечь от гнева бдительных старичков-историков и предлагаю им почитать, что пишут по этому поводу российские средства массовой информации: «В генах русских есть след финно-угров. Если бы президент России сдал анализ крови Тартуским генетикам, то они в ее составе могли бы обнаружить характерный для балтийцев вариант Y-хромосомы. Русские, проживающие на Севере России, происходят от сменивший язык финно-угорских народов и в их геноме живет характерный для угро-финнов вариант Y-хромосомы, выяснили российские и эстонские ученые. Действительно ли на самом деле президент России Владимир Путин угро-финн? Если бы Путин сдал анализ крови Тартуским генетикам, то, беря его фамилию, имеющую северорусские корни, с большой вероятностью можно было предположить, что у него наличествует характерный для угро-финнов вариант Y-хромосомы. Наличие этого варианта (так называемое гаплогруппы N3) в генах населения российского Севера выявили коллектив ученых России и Эстонии.» (Http://tabloid.vlasti.net/news/248410 ). Интересно, а если Путин действительно сдаст анализ крови, и у него обнаружат угро-финский вариант Y-хромосомы, что тогда напишет господин Жирнов? Очевидно, что-то вроде «создали «священную корову» под названием «русский язык», какой правильнее назвать украинским. Почему вся Россия – угроязычная и финноязычная – должна говорит и думать на украинском?»

Вернемся в родную Украину, где расового украинца невозможно определить с помощью современного молекулярно-генетического анализа крови, где новорожденного можно записать по расовому происхождению украинцем или поляком, литовцем или белорусом, или представителем титульной угро-финской нации. Кому и что больше нравится.

Продолжим знакомиться с трудом украинского советского академика Грушевского: «Чи будемо називати українську мову язиком чи «нарічєм», однаково треба признати, що українські говори складають ся в певну язикову цілість, яка в граничних говорах вправдї зближаєть ся до сусїднїх словянських мов – словацької, білоруської, великоруської, польської, але в тих діалектах, що становлять головну й характеристичну її масу, відріжняєть ся від сих сусїднїх і найбільш зближених словянських мов дуже замітно цілим рядом фонетичних, морфольоґічних і синтактичних прикмет».

Не имеет принципиального значения то, на каком языке или на каком диалекте мы говорим на нашей государственной территории – галицком, полтавском или донецко-луганском. Основное, язык – это первой серьезный признак, «священная корова» (по Жирнову), которым мы отличаемся как украинцы среди своих соседей неукраинцев. Это так называемый государственный язык, позволяющая построить систему отношений «свой-чужой» между гражданами, проживающими на одной территории, организовать нормальный государственный процесс со строительством больниц, дорог и детских садов.

Пользуясь случаем, хочу отметить, что дончане и луганчане не общаются на русском языке. Все произошло так, как и предполагал Грушевский: проживание на общей территории, активное смешивание разных народов, рас, языков и обычаев сталинскими новейшими демографами привело к образованию донецко-луганской народности, что говорит на своем донецком наречии и упорно не хочет говорить на «правильном русском языке», несмотря на титанические усилия таких прекрасных педагогов, как господин Жирнов.

Москвичи дончан повально хохлами называют, чуть те заходят в первый попавшийся продовольственный магазин, гекаючы, путая «кульки» с «пакетом», «буханку» с «булкой хлеба». Что бы написал господин Жирнов по этому поводу? Очевидно, что-то вроде такого: «жалуются преподаватели донецкого языка во Львове: устали от языковых экспериментов. Почему Восточная Украина навязывает свой язык, разбавленный украинским, русским, выдавая его за государственный язык страны ?! Создали «священную корову» под названием «донецкий язык», который  правильнее назвать украинским. Почему вся Украина – русскоязычная и украиноязычная – должна говорить и думать на донецком?»

Свою статью в еженедельнике «2000» «Когда дурь преврасчается в sчаstje …» Виктор Новицкий начинает такими словами: «Еще задолго до объявления независимости рыскали по славному граду Киеву дядьки в вышиванках, вскрывая опасные для Украины языковые происки северного соседа. И чего только не говорилось тогда в защиту «солов’їної та співучої», но заканчивалось одним и тем же: «Не буде мови – не буде нічого».

Потому перво-наперво, как пырей с любимого огорода, не дающий произрастать полезным злакам (т. е. «рідній мові»), из обращения стали изгонять русский язык» (газета «2000», № 8 (450), 2009, блок С). Далее автор приводит несколько примеров современного российского граффити в Киеве: «А на деревянном настиле, по которому ходят люди, надпись еще интереснее: «Лена! Ты самая лудшая девушка на свете!» Я не поленился, опросил десяток гулявших по мосту юношей и девушек. Правильно ответили двое. Шестеро согласились с автором надписи. Еще двое «исправили»: не «лудшая», а «лутшая. Как не согласиться с уважаемым господином Новицким, когда я лично на троллейбусных остановках в Киеве частенько читаю: «Динамо».

Простим невежественных сельских мужиков, которые перегнули палку, «изгналы русский язык» из столицы, точнее, это так они, глупые, думают, что «изгналы», сидя на печи в своем глухом селе, без телевизора и радио. Господин Новицкий, а английский язык никто же не «изгнал» ни из столицы, ни из больших и маленьких украинских городов и городков? Он пришол сам. И Вы об этом далее по тексту честно написали и привели не менее примеров англицизмов: «Именно влиянием английского, который  всюду, можно объяснить и «перлы», увиденные и услышанные совсем недавно … Не убоявшись косых взглядов, я стал спрашивать у пассажиров, «что это такое – аттрактивные цены»?  Один на чистом «украинском» языке говорит: «Смотри, какая глубокая пенетрация »Рenetration – это «проникновение» Так что, господин Новицкий, опять виноваты сельские шотландские мужики?

Продолжая Ваш логический ряд, можно написать: «Еще задолго до объявления независимости рыскали по славному граду Киеву фермеры в шотландских юбках, вскрывая опасные для Украины языковые происки северного соседа. Потому перво-наперво, как пырей с любимого огорода, не дающий произрастать полезным злакам (т. е. «рідній мові»), из обращения стали изгонять английский язык».

Очевидно, некорректно, господин Новицкий, безграмотность наших детей из-за отсутствия нормальной государственной системы образования и объективные тенденции развития языка списывать на патриотически настроенных сельских мужиков. Видимо, немецкие дяди по России бродили и поэтому, как следствие, в настоящее время в российской технической терминологии примерно процентов шестьдесят слов немецкого происхождения (например, бухгалтер, штангенциркуль и т.п.).

А шотландские дяди, перебравшись из Украины в Германию, поработали там гораздо успешнее, поэтому сейчас в немецкий прессе обсуждают такой феномен, как образование нового молодежного языка «денглиш». «Истинные ценители языка Шиллера и Гете бьют тревогу: немецкий язык переживает нашествие англицизмов. «Дэнглиш» – так именуются эта Гремучая смесь немецкого с английским.» (Http://www.dw-world.de/dw/article/0,2144,2419300,00.html ).На мой взгляд, проблема не в Дядях в подчеркнуто вышитых рубашках. Она заключается в том, что язык, как живой организм, развивается и меняется. Он заимствует новые слова из других языков, изменяя и подстраивая их к этническим особенностям своего носителя, своей нации. И украинский язык не является исключением, он тоже меняется.

Например читатель может сравнить литературный украинский язык времен Грушевского с нынешней украинским литературным языком. Разница есть. Рано или поздно донецкая, галицкая и полтавская говора, хорошо сдобренные английскими заимствованиями, дадут новый украинский язык. И никто из преподавателей, даже таких хороших, как господин Жирнов, никакие жесткие каноны литературного языка не удержат этот живой процесс. Считаю, что и донецкий говор, именно говор, а не этнически чужой русский литературный язык, можно провозгласить государственным языком Украины, поскольку он частично отражает этнические особенности украинского народа.

Пока вдумчивый читатель вместе со старичками-политиками анализируют мою необычную политическую инициативу накануне выборов, мы снова будем читать «Историю Украины-Руси» академика Грушевского: «Спільність культури, а в першій лїнїї спільність язика, що нащадків ріжних мас і племен вводила в індоєвропейську сїмю, до певної міри обєднала їх і звела до одного етноґрафічного типу ще в індоевропейській, чи в прасловянській правітчинї. Дальше відокремленнє на новій теріторії і спільне переживаннє всяких ґеоґрафічних, політичних і культурних впливів, фактів і пригод продовжувало далї сей процес споювання в одностайну етнїчну масу тих ріжнородних поколінь, тих поодиноких племен, вигладжуючи спільністю матеріального побуту, одностайністю історичного і культурного вихован¬ня старі етнічні відміни, будуючи національну одностайність над колишньою антропольоґічною та етнїчною ріжномастністю». Итак, что еще нас объединяет как граждан? Общность материального быта: мы умеем много работать, хотим жить хорошо и богато, имеем свою историю, культуру, национальную кухню, большинство из нас исповедуют православную веру. Есть еще много хорошего, что насобиралось в результате совместного проживания на одной территории. Своим воспитанием, бытом, культурой и историей мы отличаемся среди государств-соседей.
Осознание каждым индивидуумом принадлежности к культуре той страны, в которой он проживает, является вторым и бесспорным условием существования этого государства.

Национальность «украинец» – это, на мой взгляд, в большей степени понятие этническое, а не расовое. Украинец идентифицируются по украинскому языку, национальной культуре, бытом, приобретенными привычками, христианской религией и т.д.  К большому сожалению, это и есть ахиллесовой пятой украинцев как нации, поскольку потеря речи приводит к потере национальной идентичности. С другой стороны, наиболее развитые страны Западной Европы, в частности Франция, Великобритания, переходят или уже полностью перешли (?) на украинский манер трактовка понятия национальности, начиная долгий во времени «процес споювання в одностайну етнїчну масу тих ріжнородних поколінь, тих поодиноких племен, вигладжуючи спільністю матеріального побуту…»  (М. Грушевский). Париж переполнен чернокожими африканцами, арабами. Все они считают себя французами, поскольку свободно владеют французским, знают и уважают культуру и обычаи автохтонного (местного) французского населения, с уважением относятся к государственным символам и государственным институтам власти.

На мой взгляд, мы должны окончательно перейти к западным образцам трактовку слова «украинец», так называемого «citizen» (житель), и полностью отказаться от этнического, национального понимания этого слова. Итак, украинец – это индивидуум, который проживает на территории Украины, минимально владеющий государственным языком как вторым, чтобы иметь возможность вступать в правовые отношения с государством, знает и уважает украинские обычаи, культуру и историю, является патриотом своего государства и уважает ее национальные символы. На каком языке или диалекте, донецком или галицком, говорит украинец, какое у него генетическое происхождение, в какую церковь он ходит, никого не должно интересовать – ни украинское государство, ни его граждан.

Обеспокоенная  пенсионерка из Одессы, журналист Наталья Симисинова, пишет: «Но что будет с нашими детьми и внуками? Президент где-то сказал, что народ свыкнется. Старики перемрут, молодежь вынуждено будет, чтоб пробиться в жизни, учит язык титульной нации. Сомневаюсь, что это произойдет быстро. Несколько поколений будут жить в условиях языковой дискриминации. Как когда-то негры в Америке.»(Газета« 2000 », № 8 (450), 2009, блок F6).  Да, уважаемая госпожа Симисинова, Ваши дети и внуки вынуждены будут выучить государственный язык Украины, чтобы не чувствовать дискриминации как граждане государства Украина, так как «когда-то очень давно негры в Америке» изучили английский, так как Ваши земляки-одесситы, которые эмигрировали в США, составляют обязательный экзамен TOEFL ( Test оf English as a Foreign Language) на знание английского языка как государственного. Заметьте, второго иностранного языка, а не первого родного национального. Чувствуете разницу? Все одесситы, которые успешно сдали экзамен TOEFL, уверены в счастливом будущем своих детей и внуков, за что искренне уважают своего американского президента.

Поскольку Вы, Ваша мама, Ваши дети, очевидно, не хотите «потихоньку уезжать», предлагаю хотя бы на несколько сантиметров приблизиться к стандартам жизни «американских одесситов», заложить небольшой кирпичик в фундамент крепкого государства Украина, помочь своим детям и внукам выучить украинский язык как государственный, а старой маме написать справку для пенсионного фонда. «Почему мою маму, которой 81 год, в пенсионном фонде заставили пять раз переписывать какую-то дурацкую справку, потому что она все время делала ошибки, а заполнять надо было на украинском?» В том, что Вы лично как профессиональный журналист безупречно владеете украинским языке, я уверен.

Почему же мы так плохо живем? Ответ опять ищем в работе академика Грушевского: Ряд дуже визначних і безсторон¬ніх фільольоґів признавав її (український язик, прим. автора) осібним язиком, як з другого боку не бракує й тепер фільольоґів, що признають її тільки нарічєм. Лїнґвістична близькість до сусїднїх народів — великоруського й польського не раз давала привід навіть заперечувати істнованнє й права на самостійний культурний і політичний розвій українського наро¬ду. Такі голоси давали й навіть досі дають себе чути з польської і великоросійської сторони. Вони представляли українську народність тіль¬ки провінціалізмом народности польської чи великоросийської й хотїли бачити в нїй тільки просту етноґрафічну масу, яка має служити будівляним матеріалом для нації польської чи великоруської. Розуміється, в основі таких поглядів лежали мотиви чисто політичної натури — вони були випливом національного еґоізму народностей, що маючи пе¬ревагу на певних частях української території, хотїли б задержати українську народність в служебній ролї на завсїди.»

Да, мы действительно долго были и остаемся генетическим материалом для наших соседей. Еще до академика Грушевского украинцы заселили Кубань, в советские времена – Сибирь и Казахстан, за годы независимости дозалюднилы Россию, освоили польские земли и дошли до Португалии и Испании. Так активно поработали, перевыполнили план по расселению, что недавно российское правительство издало распоряжение о принудительной депортации лишних украинских рабочих на историческую родину – в Украину. Похоже на то, что все наши соседи-государства, далекие и близкие, сознательно и подсознательно хотят «задержать украинский народь в служебной роли» навсегда и используют с этой целью любые методы. Итак, задача «дружественных нам» государств – поддерживать весь украинский народ в зачаточном, догосударственном состоянии и не дать ему возможности окончательно сформировать сильное государство.

Нашим советским пенсионерам, старичкам-политикам хочу открыть секрет Полишинеля. Нового Советского Союза никогда больше уже не будет, а следовательно, на территории Украины не будет сильных государственных институтов, хорошого государственного образования, бесплатной государственной медицины советского образца. Если лояльные России Казахстан и газовобезпроблемная Белоруссия за семнадцать лет не смогли создать de novo Советский Союз, то возникает наивный вопрос: а вообще Россия хочет создать Новый Советский Союз?

А если нет, то что же тогда гипотетически нужно Российской Федерации совместно с Европейским Союзом? Похоже, что всем нашим цивилизованно-западно-демократическим и деспотически-восточно-авторитарным соседям-государствам выгодно иметь на территории Украины аморфное, внутренне слабо управляемое, без национальных приоритетов, коррумпированное, слабое государственное образование как источник рабочей силы, сырья, продукции экологически грязных производств (большая химия, металлургия) и место хранения токсичных веществ. Мы – так называемое государство-outsousing (с англ. Outsousing – привлечение внешних ресурсов для решения собственных проблем). Нужны рабочие – возьмем с outsousing, а если кризис, спад производства – вернем в резервацию, в гетто.

«При чем здесь государственный язык?» – Резонно спросит господин Жирнов. Во всем мире материальное благополучие государственных людей – преподавателей, врачей, ученых, художников – прямо пропорционально зависит от потенциала государства, гражданами которого являются эти люди. Нищее государство – нищие зарплаты преподавателей, врачей, ученых, военных, как русскоязычных, так и украиноязычных. Похоже, что только представители интеллектуальной элиты кровно заинтересованы в сильном украинском государстве.

Как нам не дают строить сильное украинское государство? Основные удары направляются на государственной язык в качестве основного средства управления и коммуникации любого государства. Как говорят русские, «и дураку понятно»: если сегодня донецкий говор станет государственным языком, то завтра на Закарпатье возникнет мощное движение за предоставление русинскому языку статуса государственного. Два государственных языка – это так цивилизованно, так хорошо, соответствует требованиям Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. А лучше пусть будет три, четыре государственных языка, чтобы был полный бардак в государственном управлении, чтобы чиновники воровали еще больше и хватало всем – и русскоязычным, и русскоязычным, и на Западе, и на Востоке.

Мощные удары наносятся по украинским обычаях, традициях, национальных особенностях. Незаметно на различных так называемых «квартальных» шоу внушают в голову рядовому украинцу, что он – Салоид-придурок, ноль, ничто, что он Гека, речь его – суржик, донецкое или галицкое наречие. Наблюдаешь, как вкусно украинские мещане, как мазохисты, «ежеквартально» смеются сами над собой. Думаешь: а может, и действительно они салоеды-придурки?

Параллельно над украинской культурой, образованием проводится эксперимент на выживание, поскольку украинским малокультурным и малообразованным чиновникам и оранжево-голубым депутатам разного уровня любая культура, русская или украинская, априори не нужна. И завершающий удар наносится по украинских национальных символах. Здесь, как говорится, комментарии излишни. Слава Богу, хоть футбол и бокс Кличко хранят на минимальном уровне уважение к национальным украинским символам. Наших государственных топ-менеджеров разводят как лохов: то одному гетманскую булаву пообещают, то другому. А им, таким умным, и не понять, что никогда их западно-восточные зарубежные покровители не допустят, чтобы был единый сильный гетман в Украине. На «лукашенковские» грабли никто из них уже не наступит.

Итак, коллеги-интеллектуалы, преподаватели и врачи, ученые и художники, украиноязычные и русскоязычные, русские и Украинцы, похоже на то, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Мы обязаны формировать общественное мнение в защиту атрибутов украинского государства, государственного языка, меньше прислушиваться к «вражеским голосам» из-за границы, как восточного, так и западного, и чаще как сидорову козу гонять политиков на выборы. Может, у них наконец деньги закончатся, и они, чтобы сэкономить, действительно начнут выполнять свои обещания?