Рынок научных услуг в США. Существует ли ниша для украинских ученых для работы в формате аутсорсинга (научных исследований на заказ)?

Научные фундаментальные исследования в Украине и мире

О финансировании фундаментальных исследований в Украине написано достаточно много в национальной прессе и интернет-изданиях. Наиболее критическую оценку государственных расходов на науку дал Сергей Грабовский в недавно опубликованной статье с красноречивым названием «Убийство науки. Правительственная зондеркоманда и ее ассистенты».

Как цивилизованные стране распределяют средства на науку и образование? За образец возьмем структуру распределения научно-исследовательских бюджетных средств в США, где только треть финансирования идет на проекты, которые могут иметь потенциальное практическое применение. Еще треть – на поддержание надлежащего уровня образовательного процесса, и еще треть – на обеспечение высокого уровня экспертной среды, что поддерживает статус США как сверхдержавы и является залогом национальной безопасности [1-4]. Для Евросоюза пропорции распределения средств, возможно, несколько иные, но, очевидно, мотивационные факторы финансирования фундаментальной науки такие же.

Вообще-то в развитии мировой фундаментальной науки прослеживаются негативные тенденции. И пока не понятно, как научная деятельность должна выглядеть в будущем. Значительное сокращение финансирования фундаментальной науки происходит даже в США, но в этой стране негативные аспекты менее заметны через общую высокую состоятельность общества. Многие университеты сокращают профессорские (tenured and tenure-track) должности, а преподавательские заполняют контрактными (продолжительностью до 1-3 лет) лекторами [5-7].

В определенном смысле, по горькой иронии, Украина уже на несколько лет опережает ряд негативных мировых процессов, происходящих в науке и образовании. И является таким себе негативным предостерегающим примером для других стран, поскольку на Западе – это тенденции, а мы постепенно приближаемся к полной интеллектуальной деградации украинского общества.

Итак, несмотря на все проблемы с бюджетом, финансирование научных исследований является элементом национальной безопасности государства. Похоже на то, что, кроме ученых, никто этого не понимает. Это не беспокоит ни украинские власти, ни, собственно, рядовых украинских граждан. Парадоксально, но ученые обязаны самоорганизовываться в общественные союзы, требовать финансирования для себя, проводить митинги, пикеты, акции протеста.

Общественные объединения украинских ученых

5666e8845b1deНа наш взгляд, ученым надо более активно политически объединяться по приоритету личного интереса, а не распылять свои голоса в поддержку мошенников-популистов и олигархических партий, способных только на разыгрывание политических представлений.

Общественные организации ученых смогли бы предоставить хоть какую-то возможность, хотя бы малейший шанс на лоббирование правовых изменений в Украине для защиты собственных интересов и обеспечения будущего собственно украинского государства. Собственно, нужна реально действенная сеть профсоюзов ученых и педагогов. Именно профсоюзы являются одним из ключевых элементов демократического процесса в развитых странах. Через правовые механизмы настоящих профсоюзов ученые могли бы влиять на политический процесс для улучшения возможностей международной научной кооперации.

Существует украинский информационный ресурс, каким бы пользовались наши ученые? Который мог бы объединить общественно активных ученых? Нет, нет такого ресурса. Сайт Национальной академии наук Украины больше похож на доску объявлений, чем на современную интерактивную платформу.

Недавняя инициатива академика Анатолия Загороднего по созданию современного сайта НАНУ является, на наш взгляд, критически жизненно важной для формирования общественного движения ученых.

Куда нужно двигаться украинской науке? Ответ однозначен – в Европу

На наш взгляд, скорейшее введение европейских научных стандартов для украинской науки – единственный шанс для ее самосохранения. Несмотря на все ограничения, единственным выходом является сетевая интеграция в общеевропейские проекты. В свое время (в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в.) именно так в Испании сформировалась наука мирового уровня [8, 9]. Многие гранты в Евросоюзе распределяются через Framework Program, одним из условий которой является наличие в проектах групп из разных европейских стран. Однако, как отмечает в своем интервью академик Анна Ельская, «… программа ЕС «Горизонт-2020» в большей степени ориентирована на инновационные проекты. Если вы предлагаете проект по биотехнологии, у вас должна быть биотехнологическая фирма, что будет вместе с вами это воплощать. Позвольте спросить, с кем мы будем создавать инновационные проекты? За годы действия рамочных программ образовались уже свои команды, которые борются за гранты, которым убогая Украина не нужна.»

В то же время существует еще ряд различных субъективных причин. Украинские ученые, как правило, слабо взаимодействуют с европейской научной средой (нет денег на командировки), плохо владеют английским языком, кроме того, не умеют правильно, в соответствии с европейскими требованиями готовить проекты. Рядовой американский assistant professor первые 3-4 года на теньюр-трак позиции тратит ежедневно по 5 часов (!) на написание грантовских аппликаций. Большинство этих приложений отклоняется. Такой ритм работы нашим ученым не под силу.

Авторы этой статьи не обладают полной информацией об успехах украинских ученых в рамочной программе «Горизонт-2020», однако складывается опосредованное, возможно, ложное впечатление, что деньги в основном тратятся на так называемое обучение украинских ученых (?) в Украине и поездки украинских чиновников от науки в Европу.

Похоже, что сверхбыстрая интеграция украинских ученых в европейскую научную систему вызывает дезинтеграцию украинской науки от европейской. Нужны специальные переходные грантовые программы для интеграции украинской науки в европейскую, с упрощенным написанием проектов, со стопроцентным иностранным рецензированием, с разной степенью сложности подготовки / финансирования. За образец можно взять Science & Technology Center in Ukraine, который давно успешно работает в Украине.

Научные исследования в формате аутсорсинга

Нужны ли на Западе фундаментальные исследования в формате аутсорсинга? Нужны, но спрос очень ограничен, а желающих предоставить такие услуги сейчас в мире очень много. Бум пришелся на 90-е годы ХХ в., а после 2008 года доля аутсорсинговых проектов довольно небольшая и является скорее исключением, чем правилом. Для научных групп которые готовы предоставлять такие услуги, аутсорсинг уже не может быть основным финансовым источником, а лишь как форма небольшого дополнительного заработка.

Главная проблема заключается прежде всего в очень сильных изменениях мировой экономической конъюнктуры. Более-менее приличные контрактные проекты напрямую или косвенно связаны с сопровождением клинических исследований. За так называемые прикладные проекты, например в области медицинской химии и биологии, в мире идет очень жесткая конкуренция.

Однако следует заметить, что речь идет о контрактах стоимостью сотни тысяч долларов. Большинство украинских государственных научных учреждений не имеют предпосылок для выполнения подобных проектов. Хотелось бы прибегнуть к сравнению с футболом, так, возможно, будет понятнее. Для профессиональной игры нужен оборудованный стадион (так сказать, инфраструктура) и непредвзятое судейство. А если стадион покрыт битым стеклом, окурками и прочим мусором, а вместо судей чернь по углам… Захотят ли нормальные футболисты играть на таком поле?

Практически украинские ученые пытаются играть вот на таком стадионе, подстраиваясь под такие условия.

Условия сотрудничества с западными компаниями

Первое условие. Личные контакты – вне приоритетов. Это предпосылка для того, чтобы быть в «businesses pool». Как и прежде, принципиальное значение сейчас играют личные контакты. Прежде всего это постоянное участие ученых в малых тематических конференциях, где в процессе общения формируется персональное взаимное доверие. Для ученых из США или Евросоюза практически каждый грант содержит такую ​​статью расходов, тогда как для украинских ученых из-за высокой стоимости путешествий и визовые ограничения почти невозможно устанавливать личные контакты.

Второе условие. Гарантии конфиденциальности и правовой защиты информации. Часто клиенты отдают предпочтение достаточно дорогим научным исследованиям в США, так как репутация американских фирм и правовое поле этой страны гарантируют им полный контроль над их интеллектуальной собственностью.

Защитить интеллектуальную собственность заказчика от хищения в украинских государственных лабораториях практически невозможно. Не существует ни определенной культуры уважения к чужой собственности, ни разработанных процедур для сохранения информации, ни соответствующих государственных законов. Украинские государственные институты напоминают киевский книжный рынок на Петровке, где за копейки можно купить любую информацию.

Третье условие. Прозрачность и оперативность выполнения заключенных договоров, отсутствие проблем с таможней, серых и оффшорных схем в финансовых потоках.

Четвертое условие. Низкая стоимость труда в проектах с высокой интеллектуальной составляющей, на что могут рассчитывать украинские ученые, имеет определенное значение, но занимает последнее четвертое место.

Что остается украинским ученым на рынке аутсорсинговых услуг?

Компоненты для нанотехнологических решений, портативной диагностики и персональной медицины, флуоресцентные зонды, биосенсоры, полимеры с управляемыми свойствами, билдинг-блоки для удобной модификации ДНК и РНК, «open source» генная инженерия и т. Собственно, список может дополнить каждый заведующий отделом любого академического института.

С точки зрения доходности такие проекты не выгодны коммерческим CRO (Contract Research Organization), ни западным, ни отечественным, а небольшие научные академические группы могут заниматься ими для дополнительного заработка. Это так называемые научные услуги с интеллектуальной компонентой. Собственно, знания и опыт национальных научных школ и является основным конкурентным преимуществом, а не низкая стоимость проектов.

Стоимость таких проектов – от 2,5-4 (первые, так называемые репутационные) до 20 (средние) тысяч американских долларов. Основным партнером таким контрактов, очевидно, будут американские стартапы. Нет проблем с интеллектуальной собственностью западного партнера, поскольку за такие деньги интеллектуальную собственность создать сложно, да и украинский партнер будет выполнять преимущественно технические, сервисные работы, часто не зная, собственно, основного продукта. Об этом позаботятся американские партнеры.

По украинскому законодательству такие услуги разрешены в нормативных актах, регулирующих предоставление платных услуг бюджетными учреждениями.

Основной документ:

П О С Т А Н О В А от 28 июля 2003 N 1180

Об утверждении перечня платных услуг, которые могут предоставляться бюджетными научными учреждениями

Соответственно внесены изменения:

Постановление № 1056

Согласно этим постановлениям научные учреждения могут выполнять научные исследования на заказ и даже изготавливать опытные образцы.

Пункты постановления:

1. Проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских, проектно-конструкторских, технологических, поисковых и проектно-изыскательских работ ….

5. Проектирование, разработка и изготовление экспериментальных образцов и опытных партий материалов, веществ, приборов, оборудования.

В Украине полностью законодательно не урегулированно право интеллектуальной собственности. Но при предоставлении таких услуг новая интеллектуальная собственность не образуются и государственные средства не привлекаются. Чтобы обезопасить себя от неожиданностей, проект можно предварительно утвердить в соответствующих государственных органах.

Важным моментом является то, что не нужно писать сотни страниц на английском языке обоснования проекта. Подписывается стандартный контракт и готовится небольшой отчет по окончании работы.

Какие трудности возникают при реализации подобных проектов?

Основная проблема – это пассивная позиция украинских ученых к своим собственным проблемам, патерналистическое восприятие государства. Соответственно, как следствие, ждут, чтобы государство финансировало, выделяло … вместо того, чтобы перейти к активным действиям по защите своих собственных интересов, к поиску финансовых ресурсов.

Вторая важная проблема – это отсутствие, в отличие от западных коллег, опыта поиска источников финансирования. Собственно, с целью обобщения, распространения опыта и создана в LinkedIn группа «Академическое предпринимательство». Присоединяйтесь.

Третья важная проблема – это налоги и отчисления на нужды учреждения. Как правило, после всех этих отчислений ученый получит ориентировочно 30% от суммы контракта.

Легальные пути снижения налогов?

Первый путь – оформление вашего проекта как партнерского через УНТЦ. Центр забирает 10-15% комиссионных, остальные остаются ученым и переводится им на личные кредитные карточки. Дополнительно для института максимальное отчисления 10%. Важно, что ваш западный партнер тоже освобождается от налогов. Однако ваш проект должен получить статус партнерского в стране западного партнера.

Второй путь – это признание Министерством экономики Украины вашего проекта определенной формой гуманитарной помощи согласно поданному вами официальному письму. Если вы получите соответствующее разрешение, то не платите 20% налог на добавленную стоимость.

Почему украинские высокодоходные агрохолдинги на специальном режиме налогообложения, а с мизерных доходов научных учреждений НДС должен уплачиваться? Однако достичь предоставления различных льгот на законодательном уровне, на наш взгляд, возможно только в далекой перспективе. Пока солнце взойдет, роса глаза выест.

В нынешних условиях наиболее реальным вариантом снижения уровня налогов является более тесное сотрудничество академии наук, академических организаций с Министерством экономики для предоставления этим небольшим научным проектам статуса гуманитарных.

 

Сергей Ярмолюк (Институт молекулярной биологии и генетики НАН Украины),

Алексей Пушечников (R & D Chemistry Manager, Obiter Research, Champaign, Illinois)

 

Ссылки на источники

1) Alexandra Ossola (December 3, 2014). Is the U.S. Focusing Too Much on STEM? The Atlantic. (http://www.theatlantic.com/education/archive/2014/12/is-the-us-focusing-too-much-on-stem/383353/)

2) White House Office of Science and Technology Policy (March 2014). Preparing Americans with 21st Century Skills – Science, Technology, Engineering, and Mathematics (STEM) Education in the 2015 Budget. https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/microsites/ostp/fy_2015_stem_ed.pdf

3) The American Association for the Advancement of Science (March 18, 2016). Historical Trends in Federal R&D. (http://www.aaas.org/page/historical-trends-federal-rd)

4) Joseph V. Kennedy (Summer issue, 2012). The Sources and Uses of U.S. Science Funding. The New Atlantis. (http://www.thenewatlantis.com/publications/the-sources-and-uses-of-us-science-funding)

5) Jordan Weissman (April 10, 2013). The Ever-Shrinking Role of Tenured College Professors (in 1 Chart). The Atlantic. (http://www.theatlantic.com/business/archive/2013/04/the-ever-shrinking-role-of-tenured-college-professors-in-1-chart/274849/)

6) Nanette Asimov (June 30, 2011). Colleges replace tenured professors with lecturers. SFGate. (http://www.sfgate.com/education/article/Colleges-replace-tenured-professors-with-lecturers-2366295.php)

7) Joseph Fruscione (July 25, 2014). When a college contracts ‘adjunctivitis,’ it’s the students who lose. PBS NewsHour. (http://www.pbs.org/newshour/making-sense/when-a-college-contracts-adjunctivitis-its-the-students-who-lose/)

8) Evaristo Jiménez-Contreras, et. al. (32, 2003, pp123-142). The evolution of research activity in Spain The impact of the National Commission for the Evaluation of Research Activity (CNEAI). Research Policy. (http://scimago1.ugr.es/publications/respol-03.pdf)

9) Marta Rey-García and Luis-Ignacio Álvarez-González (July, 2015). Spain Country Report European Foundations for Research and Innovation (EUFORI) Study. European Commission. (http://euforistudy.eu/wp-content/uploads/2015/07/Spain.pdf)