Ученый Наталья Шульга: «Наука и образование – это две отрасли, которые прекрасно демонстрируют именно сотрудничество»

Мы продолжаем наши беседы с известными учеными, инноваторами и художниками, которые делятся необычными идеями и видениями. На этот раз мы пообщались с Натальей Шульгой, ученым, которая занималась исследованиями в области молекулярной генетики и клеточной биологии. На данный момент является исполнительным директором Украинского научного клуба, объединяющего ученых мирового уровня в области естественных наук, математики и технологий. Сейчас реализует уникальный проект по созданию научных лабораторий в университетах. Мы узнали, почему «Украинский Гарвард» не стал возможным, как совместить образование с наукой и зачем Украине ключевые лаборатории.

– Что побудило Вас, успешного исследователя Рочестерского университета, вернуться в Украину?

Америка – это страна историй личностей, индивидуальных людей. Если у вас есть хоть какая-то элементарная мотивация, то это та страна, где ваша мечта имеет шанс на осуществление. Поэтому оттуда никто не возвращается. И хотя «образ Америки» у многих вызывает отвращение, но никто себе не задает простой вопрос: «Почему назад никто не едет?»

Я же фактически вернулась на призыв Ющенко. Он просил «отдать» два года своей жизни, чтобы помочь с реформой образования. Таких, как я, было немного, но все – очень яркие личности. Мы возвращались не потому, что где-то там мыли полы. Когда ломаешь себе карьеру на пике – это действительно болезненно. Однако когда ты едешь с миссией, хочешь помочь людям и веришь в то, что действительно можешь что-то сделать, – это очень приятное ощущение.

Один из ваших первых проектов – «построение украинского Гарварда» на базе Киево-Могилянской академии, что фактически означало создание первого в Украине исследовательского университета. Почему реализовать данный проект так и не удалось?

На самом деле оказалось, что люди просто не готовы к переменам. Я не ожидала найти остатки советизации в Могилянке. Поработав успешно в Америке, вы избавляетесь всех этих советских наслоений. Западную культуру, по сравнению с нашей, можно описать одним предложением: если там расстояние от слова к делу приближается к нулю, то у нас расстояние от декларации к выполнению приближается к бесконечности. И поскольку нет еще ответственности за отсутствие действий после деклараций, поэтому у нас беспорядок и хаос.

– Мне кажется, в Украине ситуация уже немного меняется?

Нет, еще хуже становится. Посмотрим хотя бы на Киев. Это уже не зеленый город, он прозябает без архитектурного плана, без инфраструктуры. Город не функционирует: на 4 млн. населения всего 3,5 мосты. Париж – 32, Нью-Йорк – 48 транспортных развязок. Так что, все двоечники в школе были? Не умеют посчитать? Потом я поняла: нет, они умеют считать, только собственные деньги. У людей только юмор остался. Однако это не смешно, а трагично для страны, для молодых людей, которые не видят развития.

В динамичном мире для Украины может просто не остаться шанса. Я вижу проект развития транзитной территории. У меня ощущение некоего надвигающегося цунами. Пока люди будут шутить и смеяться, мы дойдем до того, что не будем самостоятельно принимать решения. В мире есть достаточно игроков и организованных общин для того, чтобы эту территорию освоить.

Если нам удастся изменить что-то в научно-образовательном процессе сейчас, то лет через пять-семь сможем иметь тех молодых людей, которые заражены вирусом эффективности и гордости за себя.

– В нашем государстве достаточно часто воспринимают получения высшего образования как необходимую формальность. Закончив университеты и получив диплом, люди перестают дальше учиться. С чем связана такая ситуация?

На Западе из-за того, что люди видят, насколько интересная жизнь, как хочется долго жить, средний возраст человека увеличился в 2 раза по сравнению с прошлым веком. Я работала над проектом, где мы четко определили, что биологический лимит жизни закодирован в геноме. Наш природный потенциал – 150 лет. Но различные факторы (загрязнение окружающей среды, стресс, курение, алкоголизм и болезни, связанные с этим) сокращают срок жизни.

Пик активности человека в профессии в среднем составляет 30-35 лет. Если вы живете 100 лет, то у вас должно быть минимум две профессии по жизни. Это могут быть совершенно разные профессии (например, пилот самолета и кондитер). Они будут стимулировать мозг, его можно тренировать так же, как и мышцы, и даже больше.

Там люди хотят жить полноценно, поэтому и понятно, что они хотят все изучать, все знать. Вопрос заключается в том, что если бы мы тоже хотели жить долго и счастливо, то должны били бы начать со здоровья физического, нравственного, духовного. Очиститься и жить по совершенно другим принципам.

– В Украине же образовательная система иногда отбивает желание учиться. Как прививать у детей желание к обучению, к науке?

Нет другого пути, чем через практическое привлечение детей. Сейчас официально дети идут в школу с 6 лет. Но разве можно посадить их за парты на 40 минут и требовать, чтобы они сидели спокойно и слушали учителя? Если же вы их посадите кругом, будете с ними о том же говорить, но другим способом, через игру, ребенок легче воспринимать информацию.

Нужно менять образовательную и воспитательную методологию. Не надо ребенка обстругивать грубо и в куб вставлять. Следует развивать те способности, которые у нее уже проявляются. Для этого нужны преподаватели, которые понимают ценность каждого ребенка.

Я принадлежу к тем, кто не считает, что каждая семья, каждый родитель являются врожденные воспитатели и учителя. К сожалению, это не так. Поэтому роль воспитательного коллектива (садика или школы) приобретает еще большее значение, чем можно себе это представить.

– А как можно улучшить учебный процесс в университетах?

Опять же, только через практическое привлечение студентов, а не просто сидение за партами. Наиболее эффективное обучение – это давать задание прочитать материал дома, а в классе уже обсуждать. Студенты учатся учиться, искать, думать. Преподаватель начинает со студентами динамический разговор, в конце друг с другом начнут обсуждать тему. А преподаватель как модератор, в стороне.

То есть вы должны активизировать желание находить ответы. Мастерство преподавателя имеет колоссальное значение: он должен знать этот материал в совершенстве. Ну и, конечно, лучшие преподаватели – это исследователи. А исследования – это получение новых знаний, не тех, что уже напечатаны где-то.

– Чтобы способствовать реформам в научной сфере, Вы организовали «Украинский научный клуб». Что собой представляет эта организация?

«Украинский научный клуб» – это некоммерческая общественная организация. Действительные члены клуба – это люди, которые признаны локально, а глобально. Они сделали не одно открытие в своей жизни, являются лидерами по индексу цитирования среди украинских ученых. Эти ученые работают не только в Украине, но и по всему миру. Среди них: ученый в области биофизики Олег Кришталь, украинский экономист и общественный деятель Богдан Гаврилишин, профессор Игорь Лемешка и другие.

– Одним из крупнейших достижений «Украинского научного клуба» считают инициативу формирования ключевых лабораторий. Что они из себя представляют и откуда появилась такая идея?

Государственные ключевые лаборатории – это принцип организации фундаментальных исследований, который был придуман в США для государственных университетов. В них преобладают частные исследовательские университеты (Гарвард, Принстон, Стэнфорд и т.д.). Государственные университеты не могут с ними соперничать тем, что они имеют ограниченные средства и бюрократию. Поэтому родилась идея так называемых «Centres of Excellence» – центров совершенства. Идея очень проста: в одном месте вы концентрируете интеллект, средства и предоставляете инфраструктурные возможности для того, чтобы исследования проходили быстро и эффективно.

Примером является CERN (прим. Европейская организация по ядерным исследованиям – международный исследовательский центр европейского сообщества, крупнейшая в мире лаборатория физики высоких энергий). Создан Большой адронный коллайдер, пересекающий три страны. Там работают лучшие физики и математики со всего мира, которые избираются на основе конкурса. Чтобы туда попасть, вы должны уже показать способность решать соответствующие проблемы.

Китайцы назвали этот принцип организации исследований «ключевыми лабораториями». За более чем 20 лет в Китае создано более 150 таких ключевых лабораторий. В результате Китай перешел с 45 места, которое занимал 30 лет назад, на второе место после Америки по научным исследованиям.

Какова сегодня ситуация с их созданием и функционированием в Украине?

В апреле прошлого года была создана первая в Украине «Государственная ключевая лаборатория молекулярной и клеточной биологии». Мы объявили конкурс, который был сделан уникальным способом для Украины: впервые все проекты должны были быть представлены только на английском языке; критерии оценки включали в себя профиль исследователя (все публикации, impact-фактор журналов, в которых эти публикации печатались, персональный индекс цитирования исполнителя).

А самое главное, что оценивали эти проекты эксперты, составляющие Международний экспертный совет. Председатель совета – лауреат Нобелевской премии 1991 года, Неер. 14 мая состоялась отчетная конференция за первый год существования, где приняли участие эксперты, которые решали продолжать ли финансирование лабораторий в дальнейшем.

– А какие по вашему мнению результаты?

Блестящие! У нас уже есть публикации в журналах издательства Nature Publishing Group. Теперь вся страна на нас смотрит. То, что мы делаем, немного напоминает суицидальное поведение. Но, с другой стороны, мы хотим создать прецедент для того, чтобы показать: «Уважаемые, давайте принимать решения». У нас есть кому это делать. Нужно осознать, что такими небольшими средствами можно делать такие огромные вещи. Потому что страна – это люди, однако мало кто это понимает. Мы верим в то, что этот проект, который мы начали, будет инструментом модернизации. Потому что там будут концентрироваться те люди, которые способны делать прорывные вещи.

Современный глобальный мир является конкурентным, но он может быть построен на сотрудничестве. Наука и образование – это две отрасли, которые прекрасно демонстрируют именно сотрудничество. Если нам удастся воспитывать и просвещать конкурентоспособных граждан, это будет гарантия успеха страны и наших людей на глобальном уровне.

 Ирина Колотило

Ресурс: http://openstudy.org.ua/posts/18478/