Успех и трагедия выдающегося генетика Николая Тарнавського

TarnavskyyБурное развитие биологической науки сегодня связано прежде всего с выяснением фундаментальных свойств дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), одной из самых удивительных молекул живой природы, поскольку из нее начинаются все признаки живых организмов, которые передаются из поколения в поколение.

Эти выдающиеся открытия сделаны в прошлом веке. Среди них – выяснение биологической роли ДНК как носителя генетической информации (1944 г.), особенностей ее структуры, обеспечивающей передачу наследственной информации из поколения в поколение (1953 г.) и расшифровки генетического кода (1961 г.). Имена ученых, которые сделали эти открытия, навсегда вошли в историю науки.

Кроме роли молекул ДНК в качестве носителей наследственности, не менее важна их способность изменять наследственные признаки организмов при введении извне – мутагенность, что открывает перспективу целенаправленного изменения наследственности. Исторически сложилось так, что это свойство было открыто значительно раньше, чем установленная биологическая роль ДНК как носителя наследственной информации. И открытие это сделано гениальным украинским генетиком Николаем Тарнавским, имя которого, к сожалению, долго было обречено на забвение.

Николай Дмитриевич Тарнавский родился 6 августа 1906 года в крестьянской семье в селе Мукша Китайгородская Каменец-Подольского района. Несмотря на материальные трудности – его отец погиб на полях Первой мировой войны, – талантливый юноша получает высшее образование и становится ученым. В 1931 году, после окончания Каменец-Подольского сельскохозяйственного института и получения диплома агронома, Николай Тарнавский поступает в аспирантуру Каменец-Подольского зоотехнического института по специальности «генетика и селекция», успешно заканчивает ее, защитив в 1934 году кандидатскую диссертацию.

Тот факт, что его сразу же пригласили на работу в Киев, в Институт зоологии АН УССР, на должность старшего научного сотрудника только что основанного отдела генетики, является бесспорным свидетельством его яркого таланта и прекрасных деловых качеств. Институт зоологии по тем временам был передовой научной организацией, в нем работали всемирно известные ученые – академики И. Шмальгаузен, А. Любищев, а отделом генетики заведовал академик И. Агол, талантливый ученик известного московского генетика А. Серебровского. Через три года после зачисления на работу, в июле 1938 года ему было присуждено ученое звание старшего научного сотрудника по специальности «генетика».

Проблема регулируемой наследственности была в те времена очень актуальной. Поэтому поиск факторов, способных влиять на изменчивость организмов, стал основной тематикой научных исследований Н. Тарнавского. Первые его работы были посвящены получению мутаций у кур с помощью рентгеновских лучей. Но наиболее важными и результативными стали его поиски химических веществ с возможным влиянием на наследственность, проведенные на любимом объекте генетиков – плодовой мушке дрозофиле. Химических мутагенов в то время было известно очень мало. Кроме того, все они имели незначительную эффективность по сравнению с открытым в 1927 году Г. Меллером мощным мутагенным фактором – рентгеновскими лучами.

Первым с веществ, выбранных М. Тарнавским для исследований, стала ДНК, и этот выбор был не случайным – Николай Дмитриевич считал ДНК генетически активным веществом, способным влиять на наследственность и связанные с ней процессы. Получив препарат ДНК, выделенный из тимуса телят, от известного биохимика А. Белозерского, Николай Дмитриевич начал большую серию опытов. Полученные им результаты показали, что ДНК, введенная личинкам дрозофил, вызывала изменения строения их тела и крыльев, которые внешне напоминали ранее известные мутации, которые в природе встречаются очень редко. Это стало безоговорочным свидетельством генетической активности ДНК и указывало на ее возможное мутагенное действие. Об этом М. Тарнавский сообщил в статье, рекомендованной к печати академиком А.А. Сапегина и опубликованной в «Докладе АН СССР», 1938, Т. 20, № 9.

В следующей своей научной статье, рекомендованной к печати академиком И. Шмальгаузеном (Доклады АН УССР. – 1939, № 1.), М. Тарнавский сообщает об открытии мутагенного действия ДНК как способности вызывать направленные мутации. Это было выдающимся открытием, что намного опередило свое время: химическая природа генов в то время была еще не установлена, и большинство ученых склонялось к мнению, что носителем наследственности является белки, а не ДНК, которая является дополнительным веществом, абсолютно одинаковым во всех организмов. По тогдашней терминологии, ее называли тимонуклеиновой кислотой, поскольку впервые она была выделена из тимуса телят.

Открытие мутагенного действия ДНК как способности вызывать направленные мутации открывало перспективы ее практического использования, а подтверждение генетической активности ДНК, ее связанности с наследственностью, несомненно, могло ускорить установление ее генетической роли, как носителя наследственности, было сделано зарубежными учеными на 5 лет позже, в 1944 году.

Имя Николая Тарнавского, первооткрывателя мутагенного действия ДНК и по сей день остается неизвестным мировому сообществу. Судьбу его гениального открытия решили арест (1936), суд и казнь (1937) руководителя отдела, академика И. Агола как «врага народа», который к тому же беспощадно критиковал лисенковизм; связана с этим событием смена руководства отдела, война и гонения генетиков, достигло своего апогея в послевоенное время в 1948 году, после пресловутой сессии ВАСХНИЛ.

Генетику объявили лженаукой и проявлением буржуазной идеологии. Выдающихся ученых, которые были гордостью отечественной науки, преследовали, увольняли с работы, требовали отречения от генетики, а строптивых сажали в тюрьмы, отправляли в концлагеря, казнили … Мощная отечественная школа генетики была фактически уничтожена, а наука, одна за самых передовых в мире – отброшена на много лет назад…

Николай Тарнавский не отрекся генетики, не отказался от своих убеждений. После сессии ВАСХНИЛ 1948 и разгрома отдела генетики «как очага вейсманизма-морганизма» Н. Тарнавского уволили с работы в Институте зоологии, несмотря на сделанное им открытие, приоритетность его исследований, стали темой его полностью готовой к защите диссертации на степень доктора биологических наук «Роль биохимических факторов в процессах наследственности», несмотря на то, что начал в Украине также исследования по изучению наследственности китайских шелкопрядов и селекции перспективных их пород, создав в Институте зоологии лабораторию китайского дубового шелкопряда, несмотря на его авторитет как ученого и организатора науки (Николай Дмитриевич долгое время работал также в должности ученого секретаря Института зоологии).

Имя Николая Тарнавского, как одного из самых опасных в Украине вейсманистов-морганистов упоминалось в разгромных статьях, опубликованных в ведущих органах тогдашней партийной прессы, рядом с именами выдающихся генетиков: академиков И. Шмальгаузена, Н. Гришко, Н. Холодного, Д. Третьякова, В. Юрьева, членкора И. Полякова, профессоров Л. Делоне, С. Гершензона и известного ученого Ю. Мирюты…

Закрыв отдел генетики, Николая Тарнавского лишили также возможности продолжить работу в организованной им лаборатории дубового шелкопряда. Безработица ученого и лишения в поисках работы продолжались почти год, после чего его вернули на работу в Институт зоологии, в отдел животноводства, но через три месяца снова уволили, на этот раз за «сокращением штатов».

Работу М. Тарнавский смог найти только далеко за пределами Киева – в Белой Церкви. Здесь 1950 он был зачислен на должность исполняющего обязанности заведующего кафедрой зоологии Белоцерковского сельскохозяйственного института. Кроме преподавания зоологии, Николай Дмитриевич проводил генетические исследования на дубовом и тутовом шелкопрядах, которые позже получили высокую оценку в научном коллективе и вошли в летопись института.

Доносы, сплетни и постоянные проверки продолжались и в Белой Церкви. Черная несправедливость, лишения и постоянное нервное напряжение подорвали здоровье ученого. Он ушел из жизни в 1953 году, на 46-м году, в расцвете творческих сил, так и не дождавшись реабилитации генетики.

Начатые им исследования продолжили его коллеги после прекращения гонений на генетику. Открытие мутагенного действия ДНК наконец было признано юридически, но это произошло через 35 лет после смерти его первооткрывателя, и его автором признали – руководителя отдела, в котором это открытие было сделано, академика С. Гершензона, ученого с безоговорочным авторитетом в мировом научном сообществе. Он начал исследования мутагенного действия ДНК на дрозофиле позже, но в отличие от Николая Тарнавского, жил долго и имел возможность всесторонне исследовать закономерности мутагенного действия экзогенных ДНК на живые организмы. Имя же Николая Тарнавского как первооткрывателя этого явления в указанном дипломе на открытие (№ 340 от мая 1988 года) не упоминается…

Валентина Кацан,
кандидат биологических наук,
научный сотрудник Института
молекулярной биологии и генетики НАН Украины

Источник: Урядовий кур’єр, 29 августа 2008 года, № 159.